GAME OF THRONES: The Winds of Winter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » ALL MAN MUST DIE » #3.1 Королевская Гавань, Красный Замок


#3.1 Королевская Гавань, Красный Замок

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


https://24.media.tumblr.com/9cf9d09e143cb0ac50cab1d26278b52a/tumblr_n5j36gk96y1s5ek4po6_250.gif http://sc.uploads.ru/owLv1.gif
http://37.media.tumblr.com/94db21c3d42ee05dd1e8914ed9ffd7fa/tumblr_n4y0s5bwn21qlcqa1o1_250.gif
#3.1 КОРОЛЕВСКАЯ ГАВАНЬ, КРАСНЫЙ ЗАМОК


Cersei Lannister, Tommen Baratheon, Myrcella Baratheon
Королевская Гавань, окрестности Красного замка, а затем порт Гавани. Полдень.
http://s4.uploads.ru/RZbQG.png

«Серсея пожинает плоды своих трудов. Пока королева-регентша плетёт бесконечные интриги, пытаясь вывести на чистую воду всех существующих и несуществующих врагов, Тиреллы с каждым днём всё больше укрепляют своё положение в Королевской Гавани, в том числе усиливая влияние на маленького короля Томмена.
Семь Королевств переживают не самые лучшие времена. С Юга приходят вести о Дейенерис Таргариен, а с Севера приближается Станнис Баратеон. Что сделал бы Тайвин, доживи он до этого дня? Допустил бы такого расклада? Но Серсея не Тайвин, она - львица, дочь своего отца, а разве принято львам преклоняться перед кем-нибудь? Закрывая глаза на реальную угрозу, она поглощена намерением вырвать с корнями все розы, начиная с юной Маргери Тирелл, которая для Серсеи словно кость в горле и постоянное напоминание о пророчестве Мегги-лягушки. И первое, что ей необходимо пресечь - отношения Маргери и Томмена, души не чающего в своей королеве.
Но сегодня особенный день для королевской семьи - Мирцелла возвращается из Дорна, поэтому к полудню Серсея и Томмен направляются в порт, чтобы встретить там девочку. Так ли будет радостна эта встреча? И подозревает ли Серсея, что у ее дочери накопилось к матери весьма много вопросов, на часть из которых ей будет сложно подобрать ответы?»

От квестоплета: Мирцелла присоединится к квесту ближе к середине игры, когда Серсея и Томмен доберутся до порта Гавани.

0

2

destroy everything you touch today
destroy me this way
anything that may desert you
so it cannot hurt you

http://i.imgur.com/Ea7jNxz.gif http://i.imgur.com/iWxAiTm.gif

Решётка ворот со звоном ударилась о булыжник, оповестив королеву-мать о том, что ворота замка благополучно закрылись. Могучие стены Красного Замка выплюнули их паланкин в грязный и беспокойный мир столичных трущоб. Серсея поспешно задернула занавески - весь этот сброд, собравшийся поглазеть на королевскую процессию, вызывал у неё лишь отвращение... и страх. Как бы она не презирала это чувство, с какой бы гордостью и строптивостью не стремилась доказать всем и вся, что ей оно совершенно не знакомо, этим утром королева-регент была напряжена. Так уж повелось, что после того неприятного случая, приключившегося с королевской семьей в день проводов Мирцеллы, Серсея не очень жаловала подобные вылазки в город. Сегодня их стража была вдвое многочисленней, чем в тот злополучный день. Она не позволит подобному повториться дважды. Особенно, когда опасности подвержена не только она, но и Томмен. Особенно, когда в памяти ещё живы воспоминания об её первенце, корчившимся в страшных судорогах на собственном свадебном пиру.
Мысли о Джоффри всё ещё были болезненны, всё ещё покрывали сердце королевы до остроты холодным инеем. Женщина невольно поёжилась, но не столько от скорби, сколько от настоящего, вполне материального холода. Погода в столице менялась не в лучшую сторону. Суровые северные ветра подступали всё ближе к югу.
- Мой король не замёрз? - с улыбкой спросила Серсеея, приобняв сидящего рядом Томмена и тем самым накинув на него свой плащ.
Малютка-король, - называла она его про себя. Её сын был ещё слишком мал для того, чтобы быть королём полноправным. Слишком мягкий и податливый, он легко попадал под влияние не тех людей. Слишком наивный и добродушный, он верил в искренность окружающих, принимая их за подобных себе. Томмен всегда был таким - ласковым плюшевым львёнком. Серсея любила младшего сына всем сердцем. В том, что из него вырастет хороший человек, она не сомневалась никогда. Но вырастет ли из него хороший король? Ответ на этот вопрос не был таким однозначным, но королева-регент сделает всё возможное, чтобы её сын скончался в преклонном возрасте, передав власть в руки её внука. Всё будет так, как мечтал её лорд-отец. Династия Ланнистеров возвысится над всеми Семью Королевствами. И произойдёт всё это благодаря ей, Серсее. Пускай она и всего лишь женщина.
Да, реальность пока что была безжалостно далека от этой мечты, но Серсея своего добьется. Всегда добивалась. Сегодня её уверенность в этом была ещё прочней, ведь это утро было особенным. Это утро вселяло в неё надежду на лучшее, придавало сил для дальнейшей борьбы. Этим утром её единственная дочь наконец вернётся домой.
За всё то время, что её красавица-дочь пребывала в Дорне, Серсея прогулялась по всем девяти кругам ада. Каждый день она думала о том, где и с кем находится её малышка. Нельзя было придумать для неё более опасного места, чем Солнечное Копье. Это змеиное гнездо, где каждая тварь только и грезит о том, как бы по-больнее ужалить дом Ланнистеров, отомстить за столь обожаемую ими и так ненавистную Серсее принцессу Элию. Только Тирион мог додуматься до того, чтобы отправить туда её дочь. Сколько бы он ни говорил о том, что это было сделано в интересах государства, королева знала - он мстит ей. Мерзкий карлик отправил её дочь расплачиваться за все те обиды, что когда-либо нанесла ему Серсея. Он не успокоится, пока сестра не утонет в собственных слезах. А значит не успокоится никогда, потому что теперь уж львица никому не позволит причинить вред её детям. Рядом с ней, в Красном Замке, они будут в безопасности. Сюда его коротким ручонкам не дотянутся.
C этими мыслями Серсея прижала сына ещё крепче к себе, как будто её объятия смогут спасти короля от всех тех, кто желает его смерти. Как бы много их ни было, для начала им придётся иметь дело с ней.
- Сегодня очень важный день, любовь моя, потому что сегодня наша семья вновь воссоединится, а семья - наша главная опора. Особенно сейчас, когда вокруг столько врагов. Доверять можно лишь самым близким, - свободной рукой Серсея сжала ладонь сына. Разумеется, в её понимании Маргери Тирелл никак не входила в понятие "самые близкие". Осталось лишь добиться того, чтобы это мнение разделял и Томмен. Влияние на него хайгарденской розочки росло с каждым днём, это, скрипя зубами, признавала даже Серсея. Её амбиции явно зашкаливали, а значит пришло время поставить зазнавшуюся девчонку на место. Маргери достаточно хитра, чтобы играть на наивности Томмена, а вот тягаться с Серсеей ей ещё рано. Она видит насквозь её лживую натуру. Её тягу к власти, способность идти по головам, ради достижения желаемого. Все её мечты о короне и величии явственно читаются на её же лице. Серсее хорошо знаком подобный тип девушек. Когда-то такой была она сама.

+2

3

Изумрудные глаза короля глядели на мир сквозь мутную пленку отрешенной задумчивости. Томмен не любил вставать с рассветом. Идеальное утро для него наступало в полдень. Потому то, в очередной раз разбуженный ни свет ни заря, проведенный сквозь череду утомительных процедур вроде "король проснулся, да здравствует король", он жаждал лишь одного, — чтобы его попросту оставили в покое. Увы, но в дальнейшем, как повелось, последовали бесконечные встречи с просителями, игры с печатью, уроки этикета, истории, религии, арифметики... И ни на миг его не оставляли одного. Такая жизнь кого хочешь лишит покоя. Даже приезд сестры вызвал в мальчике гораздо меньший энтузиазм, нежели тот, что от него можно было ожидать прежде. Он был измотан, морально истерзан и почти физически ощущал нависший над ним груз ответственности. Несмотря на то, что большую часть забот взяла на себя его мать, Том все же не мог просто откреститься от своего статуса и жить прежней беззаботной жизнью. Он покорно сносил все ужасы придворного этикета и безоговорочно доверял матери управление государством, ибо, кто же может действовать от его имени, как не она — самый близкий и родной человек из оставшихся. Тем не менее, в его душе жила и зрела потребность осознания своей новой роли. Он уже понимал, что обязан повзрослеть раньше предполагаемого часа, обязан жить для своего народа, пусть Томмен и не желал себе этой участи. Мальчик уже не был так беспечно улыбчив, как раньше. Его лицо осунулось, очерчивая скулы, придавая подбородку волевой вид, а под глазами залегли тени. Многие списывали эти изменения на счет скорби по брату, но дело было вовсе не в Джоффри. Если говорить по чести, Том не ощущал ни горя, ни чувства утраты. Был лишь стыд за собственное равнодушие, да горечь из-за необходимости взваливать на свои плечи непосильный груз, для них не предназначенный. Те, кто жаждут власти и получают ее, живут в постоянном страхе ее потерять. Напротив, те, кому власть достается вопреки всем желаниям и планам, ощущают настойчивую потребность от нее избавиться. На первых порах, по крайней мере, ибо затем приходит осознание долга пред высшими силами, и человек вынужден смириться, выстраивая свою жизнь в соответствии с божьим замыслом.
Когда мать обняла его, Томмен устало улыбнулся, находя утешение в этой ласке. В последнее время Серсея стала к нему гораздо внимательнее. Если прежде большая часть ее внимания принадлежала Джоффу, то ныне Тому доставалось за двоих.
Возможно, ты не понимаешь меня, мама, но ты и не должна. Ты должна просто любить, мне хватит и этого.
Говорить не хотелось. Хотелось сидеть вот так, в материнских объятиях, слушать, как тревожно стучит ее сердце, вдыхать аромат фиалок, что всегда ассоциировался с шелком ее платья и мягкими белокурыми локонами ее волос и просто воображать себя ребенком, которым Томмен, по сути, и был. Ребенок, вынужденный повзрослеть так рано. Взросление стало развенчанием лжи. Взросление стало падением. Он познал свое состояние взрослеющего человека, пережив потери, людскую злобу, компромиссы и разочарования. Мир утратил свои волшебные свойства. Ибо что такое человек? Просто кто-то, который-не-может все знать. Который-не-может все сделать. Который-не-может не умереть. Осознание границ существования разбило скорлупу его детства: прозрение позволило созреть. И в глазах сила воли понемногу сменяла невинную доверчивость.
Город шумел, словно осиное гнездо. Дай только повод и люди с голодными глазами растерзают тебя без малейшего сожаления. Когда случается бунт, они перестают быть людьми и превращаются в жаждущую крови толпу. Уж кому, как не Томмену это знать.
Холод пробирался в паланкин и только материнское тепло спасало от его склизких объятий. Осень похожа на изысканную болезнь: сначала ты любуешься сменой красок, хватаешь руками листопады, но уже начинаешь чувствовать какую-то нездешнюю печаль и проникаешься тихой нежностью к любимым и близким, словно бы завтра с последним упавшим в грязь листом исчезнут и они. Но время идет и поэтический флер спадает с осени, обнажая голые деревья, холод, пасмурную слякоть и первый мокрый снег, быстро превращающийся в грязь под ногами простуженных людей с угрюмыми лицами.
Отец говорил, что порой кровь бывает реже воды, — задумчиво протянул Том. Раннее слова Роберта проходили мимо внимания львенка, но ныне почему-то стали всплывать в памяти с настойчивостью полу-забытого урока перед важным экзаменом. Его отец был королем и Томмен вознамерился ему соответствовать. — Разве дядя Ренли и дядя Станнис не выступили против нас...меня? Почему они хотели свергнуть Джоффри, мама? Почему дядя Станнис хочет убить меня? Ведь мы — одна семья!
Мальчик нахмурился, пристально вглядываясь в лицо матери. Этот вопрос мучил его последние несколько дней, но все, к кому он обращался за пояснением, ограничивались краткими, ничего не значащими ответами, как-то жалостливо поглядывая на маленького короля в короне, что так и норовила сползти на нос. Взрослые — почти все взрослые — полагают, что детей нужно ограждать от правды. Вот они и лгут, когда речь идет о таких вещах, которых они сами обычно боятся: секс, религия, любовь, ненависть... Ведь им отчаянно хочется верить, что дети растут в чистоте и невинности. Люди лгут не затем, чтобы обеспечить ребенку беззаботную жизнь, а для того, чтобы взрослые могли сохранять душевное спокойствие. Они уверены, что их самих и придуманную ими ложь не раскусить, хотя, если честно, не раскусить только, по какому принципу взрослые решают, о чем сказать правду, а о чем солгать. Дети слышат гораздо больше, чем о том подозревают их родители, и многое понимают. Так уж вышло, что в детстве нам нужна властная фигура, которая будет нас опекать и направлять. Мы не подвергаем сомнению эту власть, потому что считаем, что семейный круг — это предел мировоззрения и все, что у нас перед глазами, вечно и неизменно. По мере нашего взросления горизонт расширяется, и мы начинаем сомневаться. Вслед за тем мы либо низвергаем своих создателей — родителей, чтобы занять их место в качестве созидательной силы, либо находим им замену, чтобы было на кого переложить ответственность и все свои страхи. Люди выбирают либо первый путь, либо второй, и этот выбор знаменует собой разделительную черту.

+1

4

В эту секунду Томмен, сам того не подозревая, удивительно напоминал своего старшего брата. Причём не самую лучшую его сторону. Скорее наоборот, это качество Джоффри настораживало Серсею даже больше, чем его жестокость. И вот теперь оно проявлялось в её младшем сыне. Когда Роберт успел стать для них таким авторитетом? В её памяти он остался лишь вечно пьяным похотливым скотом, но никак не примером для подражания. Она с горечью замечала, как важно было его мнение для Джоффа. Как оказалось, к бессмысленному трёпу этого животного прислушивался и Томмен. А ведь королева так надеялась, что юный возраст спасёт её младшего сына от подобной участи. Почему её слова он ставит под сомнение, цитируя самого бездарного правителя в истории Вестероса? Несомненно, это плод дурного влияния Маргери. Это она забивает его голову всяким мусором. Необходимо было как можно скорее свести это влияние к минимуму, ради его же блага.
- Бывает, и мой братец-карлик тому подтверждение, - при упоминании о Тирионе в её голосе послышались металлические нотки. Серсея решила не вступать так сразу в оппозицию к словам Роберта. Слишком много всего сейчас было намешано в голове юного короля и усиливать этот хаос совсем ни к чему. - Жажда власти толкает людей на ужасные поступки. Дядя Станнис считает, что уличные сплетни помогут ему занять твоё законное место. Станнис, Ренли, Тирион - все они хотели власти и предали ради неё свои собственные семьи. Именно поэтому мы должны быть очень избирательны с теми, кого называем семьёй. А Мирцелла тебе не враг, мой милый.
В какие бы козни её не пытались вплести эти ядовитые змеи, Мирцелла и Томмен всегда были дружны. Серсея была уверенна, что компания сестры пойдёт королю на пользу. Не должно ребёнку расти в обществе котят. Когда вокруг столько врагов, королю просто необходима поддержка и опора, особенно со стороны тех, кому действительно можно доверять. Каким бы простофилей не был Нед Старк, он до последнего оставался предан Роберту, потому что они выросли вместе и были друг другу как братья. Такую верность не купишь золотом и титулами, и на троне без неё долго не усидишь. Как жаль, что в Красном Замке не было подходящих сверстников для Томмена. Конечно, она могла бы приказать вернуть сюда выродка Лизы Аррен, но толку от этого болезненного и дикого ребёнка было бы немного.
Огорчало лишь то, что её план по избавлению от Тристана так и не удалось осуществить. Надеяться на то, что это помолвка обеспечит им поддержку Дорна, было бы очень неразумно. Серсея не сомневалась в том, что эти дикари станут на сторону девчонки Таргариен, стоит лишь подвернуться удобному случаю. Слишком уж сильна их ненависть к Ланнистерам. Да и Доран, в отличие от своей дочери, наверняка понимает, что шансов на Железный Трон у Мирцеллы нет. Эта помолвка превратилась в цепь, грозившую обернуться петлёй вокруг шеи её дочери. И эту цепь надо было разбить так, чтобы не пораниться осколками, не ухудшить и без того натянутые отношения с Югом. Так или иначе, королева больше не позволит настраивать её детей друг против друга. Особенно теперь, когда они оба будут находиться под её контролем.
Неожиданно в размышления королевы ворвался другой вопрос: если бы у Джейме была возможность сесть на Железный Трон, свергнув её и Роберта, пошёл бы он против неё? Конечно нет. Когда-то она бы ответила на этот вопрос не задумываясь ни на секунду, но сейчас, в её голове, этот ответ прозвучал не слишком уверенно. Конечно нет, - повторила она, пытаясь убедить саму себя в правдивости этих слов, - не пошёл бы, и Мирцелла против Томмена не пойдёт.
- Я буду с тобой откровенна, Томмен. Ты уже взрослый и я могу разговаривать с тобой, как со взрослым, - королева решила, что немного лести сейчас не повредит. Тем более, что эта лесть была не так уж далека от правды - с короной на голове, дети взрослеют очень быстро. - Твоя леди-жена мила и очаровательна, но с ней ты должен быть осторожен. До тебя эта девочка сменила уже двоих мужей и всё, что ей нужно было от них - это корона. Ты умный мальчик,  Томмен, не позволяй ей одурачить и тебя.
Будь на то её воля, она и близко бы не подпускала Маргери к Томмену. Маргери и всю её кудахчущую свиту. И особенно её братца Лораса. Чтобы её сын брал пример с этой радужной подстилки для Ренли? Этого не будет никогда. О предпочтениях Рыцаря Цветов знало пол Вестероса. Ни одна мать, будучи в здравом уме, не допустила бы подобного. Поддерживать эту идею могла только Маргери, ей-то не привыкать делить своего мужа с братцем. Нет уж, в Малом Совете итак уже слишком много Тиррелов. Второй явно был бы лишним. А выучиться турнирному мастерству Томмен ещё успеет. Серсея сама найдёт ему подходящего учителя. Король ещё поблагодарит её за это, когда вырастет, пускай сейчас он и симпатизирует Лорасу. И где только пропадает Джейме, когда он так нужен ей здесь и сейчас? Почему снова оставил её одну со всеми этими проблемами?

Свернутый текст

сессия очень плохо влияет на качество и скорость моих постов :\

+3


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » ALL MAN MUST DIE » #3.1 Королевская Гавань, Красный Замок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC