GAME OF THRONES: The Winds of Winter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » IF I LOOK BACK, I'M LOST » По законам военного времени


По законам военного времени

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


https://31.media.tumblr.com/24b60043fe8564455c75232e370c0f7c/tumblr_n5qc2oyRKm1tokkooo1_400.gif
ПО ЗАКОНАМ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ.
♫ Murray Gold - Madame de Pompadour


Garlan Tyrell, Leonette Tyrell.
Хайгарден, ночь перед отправкой войска Тиреллов в Королевскую Гавань, для сражения со Станнисом Баратеоном.
http://sa.uploads.ru/ANXVb.png

«Когда ты не знаешь, что будет ждать тебя там, у красных стен кровавого замка, что ты будешь делать?
Когда не будешь знать, чего тебе ждать, и вернешься ли ты оттуда живым?
Гарлан Тирелл рассудил так, как рассудил бы любой любящий человек - он бы провел последнюю ночь с самым близким и родным человеком.
Что мешает? Ничего. »

0

2

В ночной тишине походного лагеря всегда царила своя, особая атмосфера. Странного покоя и уюта, который обретали в нем его обитатели. Два часа назад здесь было просто поле, которое вспахали копыта взмыленных коней и подкованные сапоги уставших от длительного перехода людей, мечтающих лишь о горячей еде да мягкой постели. Два часа и здесь вырос город из палаток и шатров, со своими маленькими улочками, площадями и стихийно возникающими питейными. Естественно, в походах алкоголь был под запретом, но по сложившимся обычаям в эту ночь командиры закрывали глаза на подобное нарушение дисциплины, а иные, воровато озираясь сами нет-нет, да и заглядывали на огонёк к подчиненным.
Сиру Гарлану нравился такой походный быт. Простой и понятный, со своей историей, правилами и колоритом. Он не торопясь шёл меж освещенными дрожащим светом факелов стройными рядами палаток, наслаждаясь тёплой летней ночью и хорошо слышным в ночной тишине звуками морских волн. Его то и дело окрикивали часовые, однако завидев на его светло-зеленом табарде две золотые розы почтительно кланялись и извинялись. Этот герб - два золотых цветка, он взял себе когда впервые покинул отчий дом. Символ того, что он верен свои корням, но все-таки приходится вторым сыном своего дома. Не нрасчитывая на наследство, он, как заведено, посвятил себя войне, мечом и потом отвоевывая себе место под солнцем. Поэтому он не принимал простых и лишенных доска извинений часовых, он благодарил их за бдительность или перекидывается парой пустых фраз и бородатых шуток, прежде чем пойти дальше. Солдаты любили Гарлана за его мастерство, за отсутствие чванства и спеси. Он уважал простого рубаку, не гнушался переломить с ним хлеб или скоротать вечер у костра. Но при этом подобные отношения не превращались в панибратство и люди чётко помнили кто их командир и то, что в нужный момент Гарлан Тирелл может быть таким же суровым как его прославленный лорд-отец.
Рыцарь остановился на краю этого импровизированного городка, окинул его последним взглядом, будто бы прощаясь и вздохнув запрыгнул в седло, направив коня в сторону городских ворот. Небольшая прогулка помогла привести мысли в порядок, а общение с солдатами оттеснили куда-то на задний план мрачные мысли, что лезли в голову после семейного совета, который как-то незаметно стал военным. Отец не сможет возглавить войско потому что уже вышел из того возраста, когда подобные марши проходили без последствий для организма, а Лорас…Лорас все еще безусый мальчишка, потерявший голову от жажды мести. Выходит, что этот сумасшедший марш-бросок предстоит именно ему, Гарлану. Все просто, все очевидно. Только вот как сказать об этом жене и как объяснить ей, готовой пойти за ним хоть на край света, что женщине не будет места на этом марше. Мало кто понимал причуду этого рыцаря везде, где только можно было таскать с собой молодую жену. «Баба в койке оно завсегда приятно, дело ясное, да только для таких случаев шлюхи всегда имеются, а жену на войну тащить - последнее дело.» - говорили у него за спиной. Людям обязательно надо что-нибудь говорить, а кроме этой странности за Тиреллом ничего больше и не замечали. Ни блуда, ни пьянства, ни жестокости. Скукота.
Остановившись возле двери Гарлан, несколько долгих мгновений медлил, собираясь с мыслями, и только после этого распахнул дверь Их комната во дворце Хайгардена хоть и была просторной и светлой, воображение однако не поражала - широкая кровать, небольшой столик по обыкновению заявленный бумагами, дверь на небольшой балкон, пара шкафов с вещами да стойка на которой покоились его доспехи. Скользнув по ним взглядом, рыцарь на мгновение даже расстроился - в эту битву он их с собой не возьмёт. В общем и целом обстановка была довольно простой и скромной, Гарлан не любил излишней вычурности поэтому единственным украшением этого пристанища была его молодая леди-жена.
- Почему-то я не сомневался, что ты не ляжешь спать пока я не вернусь. Прости, что заставил ждать, миледи. - обратился к ней мужчина, стараясь чтобы голос его звучал как можно более беззаботно. Сказать по правде, в обществе Леонетты ему и вправду стало несколько спокойнее -  стоило только ему встретиться с ней взглядом как передавшееся ему от прочих участников совета беспокойство уступило место привычным озорным искоркам в глубине голубых глаз. Он  прошёл вглубь, на ходу расстегивая крепление ножен и перекидывая их через плечо висевшего доспеха. Маленький ритуал. Сир Гарлан Галантный оставался за порогом, дома ему меч ни к чему, здесь ведь он просто Гарлан, верный муж и если будут милостивы Боги, то в один день и счастливый отец.
- Это было крайне занимательное действо, Леонетта, а отец, кажется, возлагает на этот союз куда больше надежд чем на мальчишку Ренли, ведь Ланнистеры всегда платят свои долги. Боги, мальчишкой я заслушивался историями о военных победах лорда Тайвина, но даже не смел предположить, что в один день пойду с ним в бой плечом к плечу. – поделился своими мыслями Гарлан, задумчиво погладив сталь доспехов. В начищенном до блеска нагруднике он видит отражение супруги и не может отвести взгляд даже от этого искаженного образа её красоты. Она переживает за него, он знает. И потому улыбается, потому оборачивается и мягким жестом берет её ладони в свои, чтобы скрыть от неё, что сам он волнуется не меньше. Ему приходилось сражаться и отнимать жизнь, ему не впервые вести за собой людей, но никогда раньше он не был частью чего-то настолько масштабного и значимого. В этот раз за ним десятки тысяч, а на карте стоит благополучие семьи. Настоящий бой серьезной войны…а что если он не справится, что если он видит её в последний раз. Рыцарь едва заметно нахмурился, отгоняя от себя мрачные мысли.
- Ланнистеры говорят, что среди людей Станниса много тех, кто переметнулся к нему после смерти Ренли, поэтому мне в голову пришла одна идея- я одену его доспехи и поведу в бой наш авангард. Только представь себе их лица, когда они увидят призрак своего короля, главное чтобы город продержался до нашего...- Гарлан осекся, осознав, что Леонетта вряд ли хочет слушать его тактические выкладки. Скорее всего она перестала слушать после того как узнала, что он снова пойдёт в бой самым первым, кинется в самое сердце битвы, равной которой Вестерос не видел со времён Восстания Грейджоя. Гарлан вновь улыбнулся и осторожным, полным нежности касанием провёл рукой по щеке Леонетты.
- Все будет хорошо, правда. Эти доспехи подходили только мне, Блэкбарру да может быть Лорасу. Его я не могу туда отпустить - он обязательно сотворит какую-нибудь глупость. А Блэкбарр может вести за собой разве что отару овец, да и то потеряет полдюжины.  Не надо волноваться, миледи, я обязательно вернусь.

Отредактировано Garlan Tyrell (2014-05-28 19:06:31)

+4

3

Никто и никогда не скажет, как нужно и как правильно быть истинной леди-женой. Ни матушка, ни дражайшая септа, ни уж тем более подружки-трещотки, эти славные, но такие поверхностные и недалекие летние дочери. Впрочем, даже если бы и были какие-то основополагающие правила и принципы, Леонетта все равно обошла их стороной. И не потому, что она не питала должного уважения к традициям и обычаям ее мира, скорее наоборот - относилась к оным с величайшим трепетом и благоговением - просто леди Тирелл была одной из тех немногих женщин, кто понемногу, но перекраивал по возможности мир под себя.
Взять даже ее брак с Гарланом. Сколько раз уже, не сосчитать даже, добрые люди пытались учить ее, давать советы, наставлять... Да только не имело это никакого воздействия на синеглазую, у нее была своя дорога. И изменять ее она не собиралась наперекор всем возможным неурядицам.
- Моя леди... Вам бы отправиться отдыхать, - Леонетта только улыбнулась. Порой ей казалось, что Арианна, эта такая не по годам смышленая и ответственная девушка знает ее лучше нее же самой. И в самом деле, наверное, ей бы и впрямь не помешал хороший отдых, но она дала самой себе слово, что не ляжет спать, пока не увидит своего венценосного лорда-мужа. Что тут таиться и скрываться, кто угодно поймет, что не все спокойно в изумрудно-золотом королевстве Простора , а кто, как не Гарлан мог пролить свет на происходящее! Поэтому она лишь покачала головой: - Спасибо, моя хорошая, но... Я дождусь моего мужа, видит Матерь, скоро он придет ко мне, - она села напротив большого зеркала, чтобы Арианне было удобнее ее причесывать. В свете уже зажженных свечей и бликов от них, отражающихся на коже Сидровой Принцессы, Леонетта выглядела настолько бледной, насколько это вообще можно было представить. Огромные синие глаза, четкие, острые скулы, темные волосы - и кто вообще мог представить ее южанкой, когда буквально все в ней говорило о северной крови и северной же выдержки и смирении? Арианна ловко вынимала шпильки из густых волос, наблюдая, как по худеньким и острым плечам ее госпожи рассыпаются густые темные волны. Вот бы только узнать, о чем она думает! Но душа молодой женщины была запечатана за маской спокойствия и величественности, она никак и ничем не выказывала своего беспокойства, вот только разве что...
- Вы нервничаете, моя леди, - Арианна внимательно посмотрела на свою госпожу, но Леонетта молчала, ох не стоило ей давать своим эмоциям даже ненадолго взять над ней верх, пусть это и почувствовала только ее служанка, - ничего. Ничего, все хорошо. Принеси мне кувшин с водой, и можешь идти, - Арианна ушла, а Леонетта же только в задумчивости оперлась о кулачок, задумчиво глядя на медовый лунный свет, пробивающийся сквозь полуприкрытую дверь на балкон. Все же вот ее верная спутница, ее свет и ее подруга - не благостное Южное солнце, а далекое и ночное небесное светило. Темноволосая прошла на балкон, оперлась о балюстраду - где-то там, среди палаточного лагеря войска дома Тиреллов шел ее дорогой лорд-муж. Матерь Милостивая, ну где же он? От звука распахивающейся двери Леонетта даже вздрогнула, обернулась - да так и просияла. Пришел. Пришел. Спасибо вам, Боги.
- Просто скажи мне, что по крайней мере сейчас ты никуда не уйдешь, - улыбнулась Леонетта, однако на душе у нее было не спокойно. Стоя практически за спиной мужа, она задумчиво смотрела на то, как муж поглаживает свой доспех. Что-то здесь было не так. Если бы она только знала, насколько она, к несчастью, окажется, права.
- Много говорят про Ланнистеров, - нахмурилась леди Тирелл, - и не только долги золотом, но и долги кровью. Они сегодня могут считать тебя союзником... А назавтра уже заклеймить главным врагом их семьи, и ты с этим ничего не сможешь сделать. Поверь, я не меньше твоего наслышана о военных подвигах лорда Тайвина, но львиную гриву розами не украшают..., - Роза внимательно следила за выражением лица Гарлана. Она покачала головой - что уж тут говорить, едва ли не сильнее всего остального - кроме разве что битвы, на которую отправлялся ее дражайший супруг! - она боялась именно альянса с Ланнистерами. Поди знай, что он в будущем принесет их семье - и принесет ли вообще.
- Ну да. А еще говорят, что Ренли Баратеона убила Тень... Прости, что? - в глубине синих глаз полыхнул ужас, - встать на место убитого Короля, стать... Тенью Ренли Баратеона, так получается? Мой дорогой лорд-муж, тебя ли я слышу? Да ведь Станнис Баратеон первым делом возьмется именно за тебя, ведь мимо него такое ни за что пройти мимо не может...., - от услышанного ей стало нехорошо, и Леонетта Тирелл, в девичестве Фоссовей, крепко ухватилась за плечи Гарлана, думая про себя: только бы не упасть. Напуганная, взволнованная, она даже не сильно задумывалась над тем, как сейчас выглядит, равно как и насколько сильно эмоции сейчас владеют ею: - Мой лорд-муж, ты..., - она прерывисто вздохнула, - ты себя слышишь? Не надо волноваться, когда ты идешь воевать под стены кровавого замка, на встречу с самым бескомпромиссным политиком Вестероса? Я волнуюсь за тебя и молюсь каждую минуту моей жизни, молю Богов об их благосклонности к тебе. А сейчас я не волнуюсь - я в ужасе. Впрочем, ты и сам это наверняка чувствуешь, - Леонетта спрятала свое лицо у мужа на груди.
Оказывается, яблочное сердце болит так же сильно, как и все прочие. Если не сильнее.

+4

4

Он и не надеялся, что этот разговор будет легким. Все-таки иногда Леонетта поражала его даже спустя годы прожитые под одной крышей. Стойкости и отваги в этой хрупкой девушке было столько, что порой Гарлану казалось, что самые доблестные из знакомых ему мужей могли лишь смущенно топтаться в уголке. Она была бы стерпеть все что угодно, снести любые лишения, но стоило разговору зайти о том, что он собирается подвергать свою жизнь риску и его жена начинала дрожать как кленовый лист и проситься отправиться с ним хоть к Иному на рога. Как любил шутить сам Гарлан - если бы в их семье все решала Леонетта, то ему бы пришлось осваивать шитье и пение, потому что к ратному делу его и близко бы не подпустили.
-Ну брось, миледи. Ланнистеры конечно не святые, но этот союз нужен им куда больше чем нам. Я бы даже сказал необходим, в конце концов, нашим домом движут лишь амбиции отца и если что-то пойдет не так мы ничего не теряем.- постарался успокоить жену Гарлан. Он чувствовал как она дрожит, с какой силой тонкие пальцы вцепились в его плечи и чувство вины неприятно зудело в его груди. Если бы он только мог, он бросил бы все и прожил всю жизнь здесь, в Хайгардене. Помогал бы Уилласу разводить животных, а вечерами они с Леонеттой катались бы на лодке или гуляли по её любимому саду,  если бы он только мог. Он был мечом дома Тиреллов, острием его копья. Если в спокойные времена интересы и авторитет Простора чаще представляли непоседливый Лорас и прекрасная Маргери, то в час когда над Хайгарденом сгущались тучи, в дело приходилось вступать их старшему брату. После травмы Уилласа забота обо всех членах дома Тиреллов стала прямой обязанностью Гарлана. Он любил свою семью, и Леонетта  знала это, знала, что он не может отказать отцу или пустить в эту мясорубку младшего брата. Знала, но ничего не могла поделать со своим любящим сердцем.
- Я не тень Ренли и я не повторю его судьбу. Это все глупые россказни. Нашего короля убила дочь Селвина Тарта. Точка. Нет никакой магии и нет никаких демонов. Тем более у Станниса Баратеона. Да, он жестокий и суровый человек, но он человек чести, Леонетта. Признаться, мне до сих пор слабо вериться, что он способен поднять мятеж только лишь из одной жажды власти. Но как бы то ни было я не боюсь сразиться с ним, ведь лорд Станнис никогда не позволит себе какой-то низкий трюк или подлость. Это будет обычное сражение. Масштабное и ответственное, но всего лишь обычное сражение. Тебе не впервой провожать меня в бой и разве хоть раз я нарушил свое слово?  Я вернусь, обещаю.-Тирелл мягким жестом опускает руки на плечи своей жены и заглядывает ей в глаза, будто пытаясь понять какой эффект произвели на не неё сказанные слова. Если бы хоть кто-нибудь мог себе представить, как любил он эти глаза, смотрящие на него со смесью страха и робкой надежды. Большие, синие и чистые как два горных озера. Гарлан был готов провалиться на этом месте от стыда, ведь по его собственному мнению его долг был в том, чтобы в этих глазах не было ничего кроме так любимых им веселых искорок, а вместо этого он принес ей столько тревоги и томительных минут ожидания в полном неведении. Она достойна лучшего мужчины и он обязательно постарается им стать, пусть не сейчас, не в двадцать один год, когда ему еще необходимо присматривать за братьями и сестрой, а спустя пусть даже десять лет. Когда Уиллас будет править Хайгарденом, а у Лораса и Маргери появятся свои семьи, он обязательно станет тем мужем, которого достойна Леонетта. Гарлан крепче прижал её к себе и тонкий аромат яблок от волос жены донесся до его носа. Целая гамма чувств в этот момент прокатилась по его сердцу. Гарлан был готов поклясться чем угодно, что во всем мире не было более родного и восхитительного запаха.
-Прости меня, моя роза, я знаю, я не должен был соглашаться. Но в чем прок быть рыцарем если не для того чтобы защищать тех кто тебе дорог?- прошептал он зарываясь в черный водопад её волос, будто пытаясь спрятаться ото всех нависших над ним тревог, - Вы все здесь будете в безопасности, а после сражения мы прогуляемся по Королевской Гавани и...- рыцарь вдруг замолчал и озорные огоньки всегда бывшие отличительной чертой среднего из Тиреллов вновь мелькнули в его взгляде.
-Хочешь, я расскажу тебе секрет? У тебя будет важное поручение, моя ненаглядная жена, и я надеюсь оно не оставит тебе времени терзать себя всякими домыслами относительно моей судьбы...- хитро улыбнулся Гарлан и подмигнул супруге, будто бы не говорили они только что о политике и кровопролитных битвах. Нет, вся грязь Вестероса оставалась за порогом или висела на стойке вместе с его мечом. Она не имела власти в этой комнате, не в этот день и не в эту минуту.

Отредактировано Garlan Tyrell (2014-05-29 21:20:38)

+1


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » IF I LOOK BACK, I'M LOST » По законам военного времени


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC