GAME OF THRONES: The Winds of Winter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » IF I LOOK BACK, I'M LOST » crowning of the king


crowning of the king

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


http://37.media.tumblr.com/00a910d80c4870353d64f23b74bea3c7/tumblr_n53yxyhpOY1sr5vg8o1_250.gifhttp://37.media.tumblr.com/0cf49998aa060b4d1626c09bd7498c63/tumblr_mo9ab9idpH1qcpr3qo2_250.gif
CROWNING OF THE KING
♫ Blackmore's nignt - Crowning of the King


Cerenna Lannister & Tommen Baratheon
Красный Замок; 300 г. после В.Э., за день до коронации Томмена
http://sa.uploads.ru/ANXVb.png

«Бремя власти налагает на короля определенные обязанности. За корону приходится платить и порой плата бывает слишком высока. Серенна опасается, что отныне ее маленький друг отдалится от нее. Больно уж много хлопот у короля, к чему теперь Томмену нянька? Только вот друзей не продают за звонкую монету и не бросают на пути к трону.»

+1

2

Серенна стояла около двери в покои Томмена и не решалась войти.
Завтра ее маленькому Томмену предстояло стать королем Вестероса. Она теряла дар речи всякий раз, как кто-то напоминал ей об этом. Да, она и без них прекрасно знала, что второй раз теряет брата. Сначала Давен стал Хранителем Запада и уехал от нее теперь уже навсегда, а теперь Томмен.
Он был еще совсем мальчиком, всего девять лет, а уже будущий король. Теперь не будет того маленького львенка, игравшего с ней в саду, не будет златовласого, слушавшего ее рассказы на ночь, они не будут играть с котятами, которых ему подарила Маргери Тирелл, будущая королева и жена Томмена. Жена... Нет, Серен и представить себе не могла, что львенку так быстро придется стать взрослым мужчиной. Ее трясло от одной этой мысли и в горлу подступал комок рыданий, не тех, что бесшумны и безболезненны, а тех, что сотрясают все тело и душу, от которых потом мигрень на целый день и от которых нельзя избавиться, пока они не выплескаются со слезами. Она плакала не о Томмене - о себе. Бедная, бедная Серенна. Как же она будет без своего маленького Ланнистера?
Как будет она, одинокая, стоять в ряд с другими фрейлинами и смотреть на величественного льва, теперь уже короля, которому не будет до нее дела. Большее что от нее будет требоваться, это поменять ночной горшок матери короля, но не более того. Серсея не любит Серен.
А Серенна поступала эгоистично по отношению к Томмену. Она не знала, рад он или нет своей участи, хочет он этого или нет. И прямо сейчас хотела пойти и спросить. Но уверенности в успешности своего предприятия у нее не было, ведь этот комок не хотел уходить просто так и душил ее изнутри, щекоча горло. Ей предстояло успокоиться, прежде чем войти в покои будущего короля.
Будет ли он помнить об их детских выходках, о мелких хулиганствах, от которых всегда страдала прислуга, о капризах? Об их ссорах? Пожалуй, Серенн была единственным человеком, не родным Томмену, который не боялся с ним ссориться.
Об их приключения в городе, о том, как пытались убежать от гвардейцев, приставленных к  наследнику, как смеялись над запыхавшимися надзирателями в доспехах. Как будущий король брал на себя ответственность за их общие проступки и лишался десерта. Как Серенн, рискуя получить выговор, носила ему тот самый десерт... Вспомнит ли об этом Томмен-король?
Томмен-львенок помнил, Серенн не сомневалась в этом. Но он станет старше, будет могущественным правителем и забудет свою медноволосую нянечку. Подругу. Сестру.
Серенна взяла себя в руки, прошла мимо гвардейцев и постучала в дверь.
-Милорд, это Серенна Ланнистер. Могу я зайти?
Это был ритуал. Несмотря на то, что общались они близко, и даже очень - его мать вряд ли бы одобрила фамильярность по отношению к наследнику Железного Трона.
Впустит ли он ее? Конечно, впустит, тут и думать не о чем. Самое главное не опозориться в самый ответственный момент - не заплакать и не устроить ссоры перед коронацией. Иначе милый маленький львенок расстроится. Иначе он будет не в духе. Иначе будет обижен.
Они больше не будут вместе танцевать в его комнате оттого что узнали хорошую новость, потому что его жена вряд ли будет за.
Наконец, из-за двери послышалось разрешение войти и один из гвардейцев открыл перед ней дверь. Перед тем как переступить порог теперь уже королевских покоев, Серенн закрыла глаза и посчитала до пяти. Увидит ли она ту же комнату, в которой они провели большую часть своего детства, когда откроет глаза? Может быть что-то изменилось за эту ночь?
Но нет, все осталось прежним. Около Томмена сновали коты, в окно пробивался тяжелый и удушливый солнечный свет. И вдруг, почему - неизвестно, она вспомнила о Джоффри. Бедный мальчик. Пускай он был тираном и глупцом, но он был его братом, умер на его глазах, да еще и ужасной смертью. Серенн всегда думала, что смерть на виселице - самая страшная. Но после той свадьбы все ее представления об отходе в мир иной изменились. Красные глаза, кровь, пена изо рта. Вот это было поистине чудовищно.
В ней боролись два чувства - сочувствие и... ревность? Пожалуй, да. Ревность к потерянному брату, к единственному, кто был мало мальски на нее похож и близок ей. Теперь львенок не сможет понять ее примитивных забот. В его руках - Вестерос, и с этим она уже ничего не могла сделать.

+2

3

Дыхание зимы становилось все более явственным. В комнате маленького принца растопили оба камина, и теперь от них веяло жаром, так что Томмен остался в одной рубашке из тонкого льна и коротких штанишках. Мать, проведя ночь в септе, посидела некоторое время, прижимая к себе Тома, без лишних слов и лишних слез. Томмен старался сидеть смирно, понимая неким подсознательным чутьем, что все утешения сейчас не придутся ко двору. Да и прозвучат, пожалуй, фальшиво. Он сам еще не освоился со смертью брата и собственным ощущениями. Все считали, что он должен заливаться слезами, все ждали от него беспокойных поисков Джоффа и прочей чепухи, которую он вытворял в тот день, когда Роберта принесли с охоты. Но Том хорошо усвоил урок: мертвые потеряны навсегда, и никакие слезы, никакие стенания не помогут их вернуть. К тому же он был не слишком то уверен в том, что хотел бы возвращения брата. Это было грешно, чудовищно грешно думать так о родной крови, но львенок ничего не мог с собой поделать. Джофф никогда не любил брата, и Томмен отвечал ему взаимностью. Вероятно, на свете не нашлось бы никого другого, чья смерть настолько мало тронула бы большое сердце Тома. Он плакал по раздавленным жучкам, и пытался лечить пташку со сломанным крылом, но мертвое тело брата не вызвало у мальчика даже намека на скорбь. Лишь воспоминания о его чудовищной смерти заставляли горло судорожно сжиматься. Никто не заслуживает такой смерти. Никто. Даже Джоффри. Но порой мы переживаем ужасные события, и если мы не можем их обойти или забыть, нам приходится принять свои воспоминания. Чем быстрее ты преодолеешь это, чем скорее скажешь: "Да, это случилось, и я ничего не могу с этим поделать", тем раньше начнешь жить своей собственной жизнью.
Принц, вдруг ставший наследником, еще не понимал своего положения, хотя тень сомнения уже закралась в душу, после разговора с дедом. Все изменится, теперь все изменится. Только вот что именно? Этого ему никто толком не мог объяснить.
Мальчик опустился на колени, поудобнее устроившись на мягкой медвежьей шкуре, расстеленной перед камином. Котята гонялись друг за другом, беззаботные, как всегда. Эти малыши вселяли надежду в призрачное светлое будущее, оттого Том и не желал расставаться с ними ни на миг. Иногда, правда, он все же был вынужден покидать своих четвероногих друзей и "соответствовать титулу". Это было хлопотное занятие, потому что по возвращению его встречали недо-котята: недокормленные, недоглаженные, недопонятые, недолюбленные. Лишь спустя два часа напряженной деятельности они снова превращались в Котят. Удивительные создания, способные вырабатывать уют. А еще кота можно было прикладывать к уху, как большую мягкую ракушку: в его мурчании слышался шум моря.
В дверь, тем временем, постучали, и до принца донесся знакомый голос нянюшки. Томмен мгновенно взвился на ноги, и важным, почти царственным тоном дал позволение войти. Впрочем, вся важность мгновенно слетела с него, когда на пороге появилась Серенна.
- Ты пришла! - Констатировал Том, бросаясь навстречу своей подруге с непосредственностью обычного 9-летнего мальчишки. - Сир Царапка сегодня почти поймал мышь, представляешь! - Львенок расплылся в улыбке, но тут же почувствовал неладное. Серенна не улыбнулась в ответ, а глаза ее покраснели, будто от слез. Неужели она горюет по Джоффу? Странно, Томмену всегда казалось, что брат не слишком по душе его рыжеволосой кузине. Он вопросительно уставился на девушку, неловко переминаясь с ноги на ногу в ожидании хоть какой-то реакции. Мальчик был немилосердно избалован и отличался той робкой беспомощностью, которая составляет самый очаровательный недостаток на свете. В камине раздался громоподобный треск, спугнувший котят, и в воздух взвился сноп разноцветных искр. Том поймал леди Усик и погладил мягкую шерстку. Котенок доверчиво прижался к его груди, цепляясь коготками за рубашку. Мурлыкающий кот и горящий камин делают зиму приятной, какой бы суровой ее не пророчили.

+1


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » IF I LOOK BACK, I'M LOST » crowning of the king


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC