GAME OF THRONES: The Winds of Winter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » IF I LOOK BACK, I'M LOST » i am a lion too.


i am a lion too.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


http://i.imgur.com/3Xr6Wh2.png
I AM A LION TOO.
♫ Nick Cave - O'Children
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
we have the answer to all your fears
it's short, it's simple, it's crystal clear
it's round about, it's somewhere here
lost amongst our winnings


Tywin Lannister, Cersei Lannister.
Красный Замок, 281 год после В.Э.
http://sa.uploads.ru/ANXVb.png

«Можно переставлять шахматные фигуры с чёрной клетки на белую, можно дёргать за ниточки тряпичные куклы с кривыми усмешками, можно воображать себя божеством, вольным решать чужие судьбы, можно, в угоду своим прихотям, сломать жизнь собственному брату. Королевская Гавань портит прелестных юных девушек. Особенно тех, что вовсе не прочь испортиться. Серсея быстро прониклась нравами этого удушливого серпентария. Возомнила себя игроком, способным диктовать другим свои правила. Не так быстро, милая. Лорд Тайвин не из тех людей, которыми можно управлять. В его партии всего две фигуры - король и пешки. Не трудно догадаться, какая роль отведена тебе, Серсея.  »

+3

2

Льва нельзя пленить. Льва нельзя сковать бечевой. Льва нельзя сковать сталью. Лев — дикий и хищный вид, а хищники по природе своей ненасытны, — ненасытны и осторожны.
Между бровей залегла глубокая складка, делавшая его лицо еще более жестким, похожим на скалу. Замок лорда — это не просто крепкие стены и толстые камни. Замок — это нрав. Недаром дома Вестероса имеют свои знамена, свои цвета и отличительные особенности. Мораль пестрой ткани открыта и ясна: показать прочим, в чем твоя сила... и ненароком раскрыть свою слабость. Герб Ланнистеров — золотой лев на красном поле. Как часто Тайвин Ланнистер задумывался о том, что значат эти простые и знакомые глазу символы, в чем состоит слабость великого дома, построенного Ланном Умным? В детские годы его пеленали в красные ткани с вышитыми золотыми нитями львами. На реющих стягах он всегда видел алый океан и гремящего своим зовом львом. Узор повторялся всюду, куда бы он ни смотрел. Но в чем же слабость его дома?.. Над этой загадкой он бился месяцами и годами, вот уже почти сорок лет — с рождения — стремясь сделать Утес Кастерли еще более недосягаемым для чужих войск и умов. Тайвин находил слабые места и стремился устранить их в то же мгновение. Что же теперь он делал неправильно, раз ситуация набирала совершенно безумные обороты?.. Безумные — под стать королю. Его острое горделивое лицо утопало во мраке теней, а взгляд изумрудных глаз светился опасными золотыми искрами, устремленный в сведенные кончики длинных пальцев. Так много силы и власти таили в себе эти руки, но так много могли они потерять за вечным безумием Эйериса и разрушением всего, что он, Десница короля, создал за последние двадцать лет... Лев не питается падалью, так и Тайвин не намерен оставаться на руинах былого величия короны.
— Ланнистеры всегда платят свои долги... — задумчивость в его взгляде — всего лишь эхо назревающей бури. — Ланнистеры всегда платят свои долги... — на выдохе негромко протянул он еще раз и уперся подбородком в ладони.
Покои Десницы купались в золотистом свете зенитного времени. Солнечные лучи приходили в башню сквозь резные высокие окна, а затем в них таяли прозрачные пылинки, нечаянно слетевшие со стола, с аккуратных стопок книг, со шкафов. Ночь не позволила лорду Тайвину прикоснуться ко сну, и, окруженный светом одних лишь свечей, он сидел в полумраке, продумывая последние ходы в этой до нелепости неосторожной игре. Все шло не так, как он видел, и еще не достигнутая цель царапала ему грудь. Лорду Тайвину всегда удавалось найти оптимальный выход: подавить бессмысленный бунт Тарбеков и Рейнов, избавив себя от потерь, решить исход мятежа у Сумеречного Дола... Где ошибка? — хладнокровно вопрошал он опять и опять, всякий раз возвращаясь к истоку проблемы. Сеть запутывалась. Жертвой становился он.
Ланнистеры платят свои долги. Он не потерпит оскорбления. Он отдаст все за возможность расплатиться холодной монетой. Как смел Эйерис отказать в помолвке Ланнистеру?! Заключенный договор не может быть расторгнут. Вместе с тем, Серсея была не просто способом достижения власти — она была девочкой, она была будущей королевой, но важнее всего то, что она его дочь, неотъемлемая часть его семьи. Сколько бы золота ни имел лорд, сколькими бы землями ни владел, он все равно что мертв, если близ него нет семьи. Расчеты бесполезны, когда нет поддержки. На столе перед ним лежала цепь, сплетенная из золотых рук. Тайвин давно заметил маленькие царапины на выкованном двадцать лет назад золоте, однако только теперь понял, что царапины — это все оскорбления, нанесенные ему Эйерисом. С каждым годом их количество росло, а раны становились глубже и губительнее. Рука коснулась теплого золота — всю ночь Тайвин внимательно изучал ожерелье власти, — и Десница задумчиво поднял подбородок.
— Пригласите мою дочь Серсею в покои Десницы, — спустя минуту произносит Тайвин, стискивая в пальцах желтый металл. Слуга, поклонившись, вышел прочь, и лорд Утеса Кастерли еще несколько последующих мгновений слышал, как уходят вдаль шаги.
Человек кичится своим разумом. Хищный же зверь не нападает без надобности. Действительно ли человек столь умен, как говорит? Услышь мой рев, человек. Услышь, потому что он пронесется на долгие лиги отсюда. Будь ты дракон или свинья, когтей тебе не избежать.

Отредактировано Tywin Lannister (2014-05-12 21:21:49)

+6

3

В прогнившем сердце прогнившего королевства жила прогнившая девочка, умело прятавшая свою прогнившую душу под прекрасными золотыми кудрями. Фарфоровая девочка с улыбкой ангела, считающая, что все вокруг обязаны быть признательны ей за то, что своим сиянием она разукрашивает их блеклое существование. Девочку не учили быть скромной. Девочку учили быть королевой.
Но если девочка королева, то кто тогда эта дорнийская шлюха, занимающая её законное место? Кто рожает Рейгару сребровласых наследников с фиалковыми глазами? Чью голову украсит золотая корона, весом в Семь Королевств? Золотая корона  для золотой львицы, не для смуглой дорнийки. Неужели боги настолько слепы, что не могут этого заметить?
Серсее было двенадцать, когда отец забрал её в Королевскую Гавань. Её мало волновали цели и мотивы этого поступка. Она была всего лишь ребёнком. Игривым, избалованным ребёнком, твёрдо уверенным в собственном совершенстве, а в столице это совершенство сможет узреть и оценить ещё большее количество людей. Едва ли Серсея стала бы огорчаться такой перспективе. Ей нравился блеск придворной жизни, нравились роскошные наряды, которых, с переездом, у неё стало ещё больше. Видимо, отец до последнего надеялся на то, что в сознании дряхлого старика Эйриса ещё зародятся зачатки благоразумия, а потому щедро выделял средства на огранку своего любимого бриллианта. Как оказалось, Королевская Гавань - это не то место, где случаются чудеса. Женой принца Рейгара стала Элия Мартелл. Казалось, мечта Серсеи навсегда перешла в статус несбыточной, не  забыв напоследок сжечь за собой все мосты и пути к отступлению. Она бы, пожалуй, даже отчаялась, не будь её отец Тайвином Ланнистером. Десница не спешил отправлять дочь обратно на Утёс Кастерли и это вселяло в неё надежду на лучшее. В конце концов, он ведь обещал, что она станет королевой. Юная львица понятия не имела, как ему это удастся, но непреклонно верила его словам - отец не стал бы так жестоко её обманывать.
Слабое здоровье принцессы Элии не было секретом ни для кого. Не случайно Серсея родилась в доме Ланнистеров, в то время она действительно чувствовала себя хищником, выжидающим удобный момент для того, чтобы вцепиться своими позолоченными клыками в невинную овечку Элию. К сожалению, болезненная овечка оказалась на удивление живучей, а состояние ожидания и неопределённости стало всё больше и больше тяготить леди Ланнистер. Терпение - главный залог успеха для любого хищника. Но Серсее это качество не было присуще. Она оказалась плохим хищником.
Весть о том, что отец собирается женить Джейме на Лизе Талли, окончательно выбила её из колеи. Боги уже забрали у неё Рейгара, но, видимо, этого им оказалось мало. Теперь они хотели забрать у неё брата. Все шло неправильно, не так, как она себе представляла. Собственная жизнь ускользала от неё, как песок сквозь пальцы. Серсее надоело плыть по течению, надоело выжидать и надеяться на случай. Она почувствовала, что пора брать своё будущее в свои же руки. Даже если придётся идти по канату, натянутому над пропастью. Лучше риск, чем слабость. Лучше упасть, чем стоять на горле собственной гордости.
Может девочка и не наделена терпеливостью, но трусихой она не считала себя никогда. Сейчас же, преодолевая многочисленные ступеньки по направлению к покоям десницы, девочка боялась. Наверняка отец уже знает о том, что Джейме призвали в Королевскую Гвардию. Зачем же ему понадобилось видеть её? По спине пробежал холодок. Если Тайвин знает о том, кто приложил к этому руку, знает, кто помог его старшему сыну лишиться права на наследование, она пропала. Ещё утром Серсея была абсолютно уверенна и в себе, и в успехе всего этого мероприятия. Нет, не так. Серсея была чертовски довольна собой, считая свой поступок весьма изобретательным ходом. Теперь Джейме всегда будет в столице, рядом с ней. И принадлежать он будет ей одной. Ни Лиза Талли, ни любая другая безмозглая курица уже не смогут его забрать. План был настолько совершенным, что расстроить его не сможет даже её отец. Серсея прекрасно помнила, что случилось с сиром Илином Пейном, вздумавшем заявить, что на деле государством управляет Десница, а не король. Она не сомневалась, что и её отец прекрасно помнит об этом случае, и повторять ошибок своего гвардейца не станет. Лорд Тайвин понимает, что спорить с Безумным королем или, тем более, перечить ему - затея весьма опасная. А значит ему не останется ничего другого, кроме как смириться.
Выходит, девочка перехитрила собственного отца? Перехитрила могущественного лорда Утёса Кастерли, всегда служившего ей примером для подражания. Но если это правда, то почему девочка так трепещет перед встречей с ним?
- Отец, Вы хотели меня видеть? - зайдя в покои десницы, Серсея буквально впивается взглядом в его лицо. Она ищет подсказку, ищет эмоцию или интонацию, способную рассказать ей об истинной цели этой встречи и быстро отводит взгляд в сторону, чтобы не выдать своего волнения. Юная львица садится напротив и только тогда замечает цепь десницы, лежащую на столе. Отчего-то Серсея даже не сомневается, что этот знак не сулит ничего хорошего.

+5


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » IF I LOOK BACK, I'M LOST » i am a lion too.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC