GAME OF THRONES: The Winds of Winter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » IF I LOOK BACK, I'M LOST » this is my confession


this is my confession

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


http://37.media.tumblr.com/tumblr_mclwi7UU811qcaiajo9_r2_250.gif http://31.media.tumblr.com/tumblr_m0fzuri7Mc1qlsifao8_250.gif
THIS IS MY CONFESSION
♫ Kamelot - My Confession
Somebody hides inside my mind
We're bound together
But this is my confession
Soulmate or enemy, a thorn in my religion
Release my heart, unfold my tongue.


Tyrion Lannister & Lemore
Палуба "Скромницы", где-то в бурных водах Ройна; 300 г. после В.Э.
http://sa.uploads.ru/ANXVb.png

«Всем нам порой необходимо облегчить душу. Но не всякий способен содрать маску, что давно уж намертво приросла, отдирать то ведь с мясом, по живому. Искренность всегда болезненна для тех, кто позабыл, как говорить правду. »

Отредактировано Lemore (2014-05-16 13:55:26)

0

2

Лемор то и дело всплывала в мыслях Тириона, будто нерешенная задача. За столь хорошеньким лицом скрывалась непростая жизнь, а за скромным нарядом септы ‒ вероятно, славное происхождение. Глядя на эту женщину, нелегко было представить ее среди обычных работяг с Блошиного Конца, грубых, грязных и отвратительно тупых; однако пышные трапезы, политика и вежливая улыбка на тонких губах, означающая что-то вроде "Убейте себя, пожалуйста", подходили ей безоговорочно.
Она не была уже так молода, она и не влекла Тириона как женщина и не волновала его в этом смысле, однако очень часто вершила достойное дело, купаясь в водах Ройна. Вот такое благо он понимал! Настоящая служительница Семерых! Очень часто он приглядывался к ее телу, несущему отметины не самой порядочной септы, но склонной к грешным удовольствиям женщины, и спрашивал мысленно: кто ты такая? Как же тебя зовут на самом деле? Где твоё дитя, от которого ты сбежала во служение Богам, и чем же оно провинилось, что ты сочла его появление на свет страшным грехом?..
Наравне с Джоном Коннингтоном и Эйгоном Таргариеном "Скромница" могла нести и других призраков. Вот только Тирион терялся на том, кем была септа Лемор, ибо не мог вспомнить подобных ей персонажей, окружавших древний драконий род.
В итоге Тирион решился на вылазку. Солнце клонилось к закату, подсвечивая руины древней Валирии жутковато-рыжим маревом, и Лемора стояла на палубе одна в небольшом отдалении.
Мы плывем вглубь мертвой земли по мертвой реке, дно которой устлано мертвыми телами, ‒ сказал Тирион, остановившись рядом. Он был низковат для борта и не мог перевеситься через него, зато потешно расстилал по нему руки, хозяйски вцепляясь пальцами в грубый край. ‒ Далековато же вы забрались от владений Семерых, септа. Неужто их взор и сейчас преследует вас, или можно отдохнуть от скучных запретов?
Он косо посмотрел на нее. Нет, ну, не сажать же беднягу за тарелку с едой, не ждать, пока она возьмет вилку в левую руку и начнет искать нож? Сколько бы проверок Тирион не устраивал, Лемор была чрезвычайно убедительна в своей низкокровности. Но интуиция его заходилась в истошных воплях: "Аристократка! Аристократка!" и, стало быть, не врала.

+2

3

Окружающий мир взорвался разнообразием красок пред тем, как угаснуть, обратившись в царство тьмы. Закат полыхнул и потух – каждый миг его казался вечным, но переход от алого к пепельному занял не более нескольких демонических мигов. Свет прокатился по руинам, похожим на кости давно истлевшего зверя, вырывая кровавые клочки похожие на чьи-то злые очи. Это было удивительное, поражающее воображение зрелище, но не восхищение, а лишь тоску и что-то похожее на затаенный страх, вызвало оно в женщине, что глядела на берег, чуть перегнувшись через борт корабля. Сердце ноет на закате, каким бы прекрасным он ни был.
Воды Ройна плещутся о деревянный остов, ласково, словно обволакивая их маленький, упрямый корабль. "Скромница" в чем-то подобна самой Лемор: она бредет напролом, сквозь все невзгоды, ведомая богами-капитанами и верой в невозможное, она кажется хрупкой, пусть и выдержала множество штормов, оставивших на ней свои шрамы, но однажды она разобьется в щепки, столкнувшись с тем самым, что был предопределен. Септа привыкла к одиночеству, она впустила его в сердце давно и превратила не в щемящую пустоту, но в доброго друга. Все, кем она дорожила, после этого единения, допускались лишь на порог души, на три ступеньки ввысь. Пытаясь с любопытством заглянуть за спину хозяйки, они видели лишь тьму, что скручивалась спиралями и уходила вглубь. Никаких исключений. Джон знал ее имя, знал о сплетнях, что некогда были на устах у многих, но ему так и не удалось узнать истину, услышать ее из уст самой Эшары. Да он и не спрашивал, что навеки установило меж ними некое молчаливое взаимопонимание, скрепленное столь же молчаливой благодарностью. Некоторые тайны лучше не выпускать из сундуков. Всем нам есть, что скрывать.
Земля не мертва, Хугор, — мягко улыбается Лемор, ничуть не удивленная неожиданным появлением карлика. — Взгляни внимательнее, пока глаза твои еще разбирают в полутьме. Взгляни, и ты увидишь цветы, что пробиваются сквозь камни. Матерь Ройн также еще жива, прислушайся к ее шепоту, она может рассказать тебе о том, как некогда ей вверяли свои тайны люди, что жили на этих берегах. Что же касается мертвых тел на дне, боюсь, что и они не так уж мертвы, как нам бы того хотелось... — Улыбка исчезла с лица септы, она настороженно вглядывалась в развалины Хройена.—Боги всегда со мной, в моем сердце, как бы далеко не забредала моя бренная плоть. Они никогда не отворачиваются от того, кто искренне взывает о помощи. Вера — это как любовь. Вы не верите в нее, пока сами не влюбитесь.
Туман, пришедший с востока, теперь стелился белою дымкой над тихими темными водами. Еще немного и он станет саваном, покрывающим землю, оседающим на коже липким предчувствием беды, проникающим в сердце тревожным осознанием того, что все живое смертно. Лемор ощущала, как капля за каплей утекает время из маленькой дырочки на дне этого мира, похожего на наполненный водой кожаный мешок.
В кого же веришь ты, Хугор Хилл? Я слышу в голосе твоем некий укор богам. Впрочем, быть может, мне это лишь почудилось, — Септа чуть склоняет голову и глядит на карлика искоса. Глаза ее при этом похожи на угольки на слишком белой, молочной коже, тонкой, что дорнийский шелк. — Отец простер свою длань в небеса и достал оттуда семь звезд, и возложил их одну за другой на чело Хугора, увенчав его блистающею короною. И Дева привела ему отроковицу гибкую как ива, с глазами глубокими и синими, как озера, и Хугор пожелал взять ее в жены. Матерь благословила чрево ее, и Старица предсказала, что она родит царю сорок четыре сына. И когда родились они, то Воин дал им великую силу, Кузнец же сковал железные доспехи для каждого. — Процитировала Лемор отрывок из "Семиконечной звезды" и губы ее вновь сложились в насмешливую улыбку. — Семеро были милостивы к твоему тезке.

Отредактировано Lemore (2014-05-27 16:29:23)

+2

4

Эта женщина была хитра и, пожалуй, коварна, ибо мелодичные переливы ее голоса не только успокаивали мятущийся ум, заставляя разум плыть в расслабленной дымке, но и будили несколько другие мысли, не подходящие светскому разговору. "Так всегда с религией: построй большой храм, чтобы стен в нем было семь, окон ‒ четырнадцать, и так далее согласно этой очевидной даже для неграмотных арифметике. Натащи туда побольше серебра и золота, а прислужницами сделай самых горячих и таинственных дев. Простолюдины любят таращить глаза, ‒ так заставь же их неприкрыто пялиться на все эти богатства, чтобы они сознавали свою незначительную низость в сравнении с божественным недосягаемым величием".
Лемор же была таковой, что даже закутавшись в саван, скрывающий ее тело, даже назвав себя благочестивой женщиной, она вызвала бы лишь крепкий интерес у грешных мужчин. Будет ли это любопытство, как у Тириона, или грязноватые сны, ‒ неважно, ибо мужской интерес всегда сводился к одному: взять и испортить для себя что-то, что и без того было совершенно.
‒ Наличие такого тёзки меня невообразимо греет, ‒ проговорил Тирион, когда септа зачитала ему отрывок о легендарном короле, чье имя он взял для своего путешествия. ‒ Полагаю, в процессе обустраивания его личной жизни боги надорвали животы, а на мне решили расслабиться. Что ж, не виню их. Сколько нужно сил, чтобы подтирать сопли одному-единственному человеку! А когда их сотни? Тысячи?.. Вот моё отношение к богам, септа: что с их дланью, что без неё  люди творят одинаковый стыд.
Он ведь когда-то хотел стать Верховным Септоном и отчаянно верил в Семерых, даже заучивая некоторые отрывки из религиозных книг наизусть. Парочку молитв Тирион и сейчас мог изобразить, была бы нужда. Однако чем старше он становился, тем отчетливее понимал, что его жизнь должна оставаться в его руках, и ни одному чертовому богу, королю или человеку нельзя её отдавать.
"Старина Оберин, ведь в итоге всё решили не боги, а необычайная одаренность Горы на поле боя, заключающаяся в том, что мир еще не видел столь мощного и безумного зверя".
‒ Знаете, чем всё закончилось для первого короля андалов, Септа? ‒ спросил Тирион, снова посмотрев на неё снизу-вверх. ‒ Все умерли. Хугор Хилл, его отроковица, сорок четыре сына, ‒ от всех них остались только кости, мертвые, безжизненные и совершенно пустые. Совсем не то, что с этими землями. Как бы ни отлынивали боги от своей работы, есть среди них тот, кто исполняет её безукоризненно. Неведомый.
Он помнил свой давний интерес к столь таинственному богу. В религии Семерых его не любили, в его честь почти не зажигали свечей, и люди всеми силами пытались забыть о своем скором конце, отдавая предпочтение лишь тем богам, которые несли свет.
"Жаль, у нас нет божества, чья сила отвечает за бабью привлекательность и крепость эрекции. Люди всегда забывают о самом важном".
‒ Говорят, Неведомый един во всех культах, ведь везде есть темный бог, забирающий наши жизни. Я вижу в этом некий смысл. Неважно, сколько у нас жен, золота и титулов: умираем мы все одинаково, и смерть делает крестьянина равным королю. Может быть, сдохну я совсем как мой тёзка, Хугор Хилл.
Помолчав, он отвел взгляд, устремляясь к морю. Удивительно, что после своих лишений он ушел от богов, а эта женщина, любившая согрешить, пришла к ним и приняла обеты.
‒ Раз уж мы здесь вдвоем в столь интимной обстановке, септа, ‒ добавил Тирион, ‒ не окажете ли милость? Мне вдруг ужасно захотелось исповедаться.

Отредактировано Tyrion Lannister (2014-06-04 18:52:14)

+2


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » IF I LOOK BACK, I'M LOST » this is my confession


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC