GAME OF THRONES: The Winds of Winter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » ALL MAN MUST DIE » #2.1 Север, Винтерфелл


#2.1 Север, Винтерфелл

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


http://sc.uploads.ru/SC184.jpg http://sa.uploads.ru/iAXHo.jpg
#2.1 СЕВЕР, ВИНТЕРФЕЛЛ


Stannis Baratheon, Davos Seaworth
[в ходе квеста возможно присоединение Мелисандры]

Винтерфелл, главный зал, тихое зимнее утро.
http://s4.uploads.ru/RZbQG.png

«Станнису Баратеону, пройдя долгий и изнурительный путь от Стены до Винтерфелла, в ходе не менее изнуряющей битвы, всё таки удаётся захватить замок и взять в плен Рамси Болтона. Небольшая победа, но если посмотреть, то ничего радостного в ней нет, проблем у Станниса прибавилось еще больше, и самопровозглашённый король прекрасно это понимает. Численность его войска оставляет желать лучшего - тяжёлый поход, как и битва, унесли достаточно много жизней солдат, а провизии и лошадей, тоже осталось не так много. Остаётся только надеется на помощь Р'глора, в угоду которого красная жрица каждый день сжигает неверных.
Несколькими днями позднее солдаты приводят человека, которым оказывается потрёпанный, но вполне себе живой Давос Сиворт. У верного десницы для короля неожиданные новости - оказывается Рикон Старк жив, но скрывается где-то в Белой гавани. Если мальчик действительно жив, как твердят слухи, у Станниса Баратеона появляется весомый шанс добиться лояльности северных лордов, без которых ему будет очень трудно двинуться дальше. »

0

2

Говорят, что иногда люди проводят в поиске справедливости всю свою жизнь. Кто-то ищет её у знатных лордов, кто-то у святых септонов, но лишь единицы действительно понимают, что справедливость очень редкое благо. Она подобна смерти - в свой час она настигнет каждого. Так или иначе. Арнольф Карстарк не искал справедливости. Он жаждал власти, он хотел, чтобы люди преклоняли пред ним колени, чтобы его имя осталось в истории. Он мечтал вознестись над прочими...и желаниям его было суждено сбыться, но лишь отчасти.
Пламя, особенно яркое на фоне заметенного снегом винтерфелльского двора, не могло не приковывать к себе взгляды окружающих. Хрустя принесенным в жертву огню хворостом, оно дрожало на студеном ветру, тянуло свои алчущие, ненасытные языки в стремлении скорее добраться до привязанного к столбу сгорбленного старика, отчаянно извивающегося в своих путах и срывающего глотку в пустых попытках докричаться до собравшихся вокруг людей. Говорят те, кто сгорает в священном пламени Владыки, немедленно попадают в его чертоги. Возносятся над людьми.
Арнольф Карстарк сделал ставку на Болтонов и проиграл. Несмотря на холод, на голод, на отобравший последние силы и надежды переход - Станнис Баратеон и его люди смогли одержать казавшуюся невозможно победу. Появившиеся из снежной бури подобно посланцам Зимы они обрушились на стены Винтерфелла и облаченный в черные одежды король, сжимающий в руках горящий бледным пламенем клинок шел впереди.
В той же чернёной броне, закутанный в тяжелый меховой плащ которые носят на Стене черные братья, он стоял сейчас наблюдая за приведением в жизнь своего приговора. Справедливость была камнем преткновения для Станниса Баратеона, а изменникам не может быть пощады. В его высокой, жилистой фигуре чувствовалась напряженность.  Король не мигая смотрел как огонь пожирает его врага, и во взгляде Станниса как обычно невозможно было прочитать о чем думает этот человек. Он был высок и широк в плечах, однако тяжелые условия похода сожгли те немногие жировые запасы, которые были на его костях, и король выглядел жилистым и худощавым. Жесткая, выдубленная ветрами и морозом кожа плотно обтянула череп, еще четче очерчивая черты его лица, а массивный подбородок зарос жесткой, изрядно разбавленной сединой порослью, что такой же тенью ложилась на его ввалившиеся щеки. Остатки волос на его рано облысевшей голове черной каймой обрамляли корону червонного золота, а противоестественно синие, всегда подозрительно сощуренные глаза казались бездонными провалами на дне глазниц. Весь вид законного короля говорил о том, что победа досталсь ему дорогой ценой, однако во взгляде все также горела свирепая и непреклонная решимость, готовность идти до конца или отдать свою жизнь в стремлении исполнить наложенный на него долг. Запах паленого мяса ударил в нос и мольбы перешли в полный отчаянья вой, который почти заглушал негромкое пение облаченной в красное платье женщины. Король скользнул взглядом по её ладной фигуре и, не проронив ни слова, повернулся к пламени спиной.
-Когда закончится церемония пригласи леди Мелисандру ко мне.- бросил он следующему за ним по пятам мальчишке, сыну верного Давоса Сиворта, которого по просьбе отца взял себе в оруженосцы.  Юноша коротко кивнув тут же скрылся в толпе, протискиваясь поближе к Красной Жрице. С самого Станниса представления было достаточно. Он и без того потерял целых двое суток, уступив просьбам своих вассалов дать им хотя бы такой ничтожный перерыв и хоть немного попировать в честь славной победы. Однако теперь пришло время снова вернуться к делам. В главном зале Винтерфелла сегодня было пусто. Так же как владеющее эти замком семейство Старков, Винтерфелл был обезглавлен, вывернут наизнанку, растерзан. Его хозяева были мертвы, и как светел был этот зал при правлении лорда Эддарда, столь же мрачным и угрюмым он казался, когда в него вошел Станнис Баратеон. Здесь не было накрытого стола или скопления народа - нынешний владелец и по праву рождения и крови законный король Семи Королевств не терпел излишней праздности или пустого столпотворения. На одном из столов стоял кувшин с подогретым вином, да была расстелена большая карта. Совсем не то, что Расписной Стол на Драконьем Камне, но и не та пародия на документ, которой ему пришлось довольствоваться в Черном Замке.
Нахмурив густые брови, оперешись о массивный стол, Станнис Баратеон склонился над картой, будто бы за его отлучку тут что-то изменилось. Вот они, Семь Королевств, за которые он несет ответственность. Его долг и его крест. Вот только попробуй их возьми. Взгляд короля скользил по названиям. От разоренного войной Риверрана, до нейтрального Орлиного Гнезда. От раскаленных песков вечно мятежного Дорна до садов Хайгардена. Вот его родовой Штормовой Предел, а вот и Королевская Гавань. Желанный приз, для всех алчущих и на который только он имел законное право. Железный Трон, на котором сейчас выродок Серсеи с девчонкой Тиреллов, которую Мейс подкладывает уже под третьего короля. Вся их свора - лицемеры, нчтожества и предатели. Когда он доберется до Красного Замка они все дорого заплатят за свою измену, потому что Станнис Баратеон ничего не забыл. Ни то, как он год голодал в Штормовом Пределе, ни восстание Грейджоя, ни битву на Черноводной. Справедливое возмездие настигнет каждого, даже если ему придется обратить в пепел половину этих земель.
Станнис вздохнул и покрутил в руках шершавую деревянную фигурку, изображающую рыцаря, а после добавил к ней другую - почерневший от холода деревянный кораблик. Просто две фигурки, но Станнис Баратеон мыслями сейчас был очень далеко, там, где разрезала волны гордая галера с полосатыми парусам, на борту которой мчался в Браавос маленький рыцарь, мечтающий однажды стать королем и капитан, чья кожа была также черна как эта фигурка, взявшийся туда его доставить. Салладор Саан и Джастин Масси. Те, кто должен привести ему новую армию, восстановить потерянное под стенами столицы, дать новый шанс. Станнис бережно, почти заботливо опустил фигурки рядом с картой, чуть поодаль от кучки, куда он сбросил обозначавшие силы Болтонов пешки. Лорд Русе отступил в Дредфорт, его партия еще не закончена, но он получил серьезный удар, сильно пошатнувший положение Хранителя Севера. Теперь те, кто шел за Станнисом из-за слепой надежды на месть заискивающе глядят ему в глаза. Мормонты, Гловеры, Амберы и прочиее, они говорят ему слова покорности, но он помнит, что эти же слова они твердили мятежному лорду Старку. Он простил их, сделал вид что простил...но он ничего не забыл.
-Ваша милость..
Робкий голос выдергивает Станниса из задумчивости и на мгновение оторвав взгляд от стола и пронзив им переминающегося на пороге Сиворта, он возвращается к своим размышлениям.
-Я не вижу рядом с тобой леди Мелисандры, Деван. Ты забыл о моем приказе?- тон короля ворчлив, а голос хрипл, кажется, будто он делает над собой усилие, разговаривая с мальчишкой.
-Никак нет, ваше Величество, леди Мелисандра явится как только завершится обряд, но...-Деван мнется, пытаясь подобрать слова и эта пауза начинает нервировать короля. Синие глаза вновь отрываются от наблюдения за стратегической обстановкой и принимаются сверлить оруженосца.
-Солдаты привели человека, это отец... то есть лорд Десница, Давос Сиворт.- наконец решается Деван и замолкает, наблюдая за реакцией сюзерена.
На лице Станниса кажется не дрогнул ни один мускул, лишь длинные пальца задумчиво отбили еле слышную дробь по поверхности стола. Он уже начал считать своего Лукового Рыцаря покойником, однако Давос в очередной раз обманул смерть. Добрый знак.
- Что ж, пусть его доставят ко мне.- наконец кивает король после почти минутного молчания. Сухо, буднично, будто ему не сообщили о возвращении с того света верного друга, а спросили не желает ли он отужинать. Выражение лица у короля сосредоточенное, задумчивое. Когда вводят Давоса, Станнис некоторое время разглядывает его, а затем коротко кивает, будто бы подтверждая, что это действительно он.
-Сир Давос. Не думал, что увижу вас еще когда-нибудь. Рад, что ошибся, я ценю ваши таланты,- твердый, но какой-то бесцветный голос эхом расползается по залу. Король смотрит рыцарю в глаза, не отводя взгляда, будто пытаясь заглянут внутрь головы своего Десницы, - что с Мандерли? Я надеюсь, вы привезли мне хорошие вести.
Станнис редко тратил время на пустые разговоры или излишнюю радость. Он посылал Давоса с конкретным заданием и раз тот вернулся, значит у него должен быть результат. Вздохи и ахи о том, как славно его снова видеть абсолютно излишни и являются пустой тратой времени. А время для них - непозволительная роскошь.

Отредактировано Stannis Baratheon (2014-05-20 09:36:20)

+7

3

Сколько раз Давос должен был умереть? Один раз, два, четыре, десять? Сложно сказать, он давно уже потерял счет, как давно потерял свой талисман. Сиворт каждый раз был на волосок от смерти, но  вырывался из лап костлявой старухи, как будто он до сих пор остался контрабандистом: только на этот раз перевозил не награбленное добро, а свою собственную жизнь. Почему судьба к нему так благосклонна? А можно ли назвать его вообще счастливчиком? Ведь, как известно, удачливый человек – это тот, кто не попадает в ужасные ситуации, из которых выбраться живым, казалось бы, невозможно…Но правды не изменить, Давос Сиворт,  десница законного короля, живой, потрепанный, измученный голодом, но живой.
Бывший контрабандист смог сбежать из Белой Гавани, точнее, ему помогли это сделать. К счастью для всех, лорд Мандерли оказался человеком чести и сохранил лояльность Старкам, а так как Старки, в любом случае, должны поддерживать Станниса, то автоматически Белая Гавань лояльна, но для этого нужны веские обстоятельства. К счастью, они имеются: Рикон Старк, возможно, единственный выживший сын лорда Эддарда, является прямым наследником Винтерфелла и законным  Хранителем Севера. Шанс найти паренька невелик, но чего не сделаешь ради высшей цели. И чего не сделает тот, кого даже явная смерть остановить не может…
Давос шел до белой гавани практически пешком. Пару раз его подвозили добрые путники, с которыми он смог расплатиться найденными в лесу медяками. Бывших контрабандистов не бывает, так что, Давос всегда может найти день там, где их, по всей логике, быть не должно.
-Есть какие-нибудь новости?- хрипло спросил Давос, укутываясь в тряпье, которое у него было вместо одежды, чтобы согреться.
-Говорят, Станнис Баратеон взял Винтерфелл. Да уж, этот замок сейчас,  как шлюха, переходит от одного лорда другому - Вздохнув, произнес подвозчик, почесав свой плешивый затылок.
- В этот раз он перешел к королю - поправил Давос и улыбнулся. Впервые за долгое время была действительно хорошая новость. Сиворт уже был готов к худшему. В определенный момент ему даже казалось, что он вместо короля увидит бездыханное тело Станниса, пораженное стрелой или мечом, на подступах к Винтерфеллу. Когда жизнь играет с тобой в злую игру, лишает тебя практически всей семьи, то невольно начинаешь думать о худшем. Давосу даже перестал чувствовать холод, ведь радость от победы даже в небольшой битве согревала его.
Давос попросил высадить себя, как можно ближе к Винтерфеллу. Расплатившись с человеком, он пожелал ему удачи и направился к замку Старков. Память еще не изменяла бывшему контрабандисту, он двигался в нужном направлении и понял, что пришел, когда увидел развевающиеся по ветру знамя Станниса. Не сказать, что оно нравилось ему, ведь сам олень в огненном сердце был придуман леди Мелисандрой, с которой у Давос давние счеты. Но, все же, увидеть знакомый и почти что родной герб ему было приятно. Наконец-то он среди друзей.  Если бы силы постепенно не покидали его, то он бы даже побежал навстречу солдатам, крича что-то вроде «Десница вернулся!». Но сил ему хватало едва ли на шепот.
Давос шел медленно, опираясь на подобранную еще вначале своего «путешествия» до Винтерфелла палку. Ему еще не было пятидесяти, а выглядел Сиворт, как дряхлый старик, которому за восемьдесят. Борода была в два раза длиннее, чем в момент прибытия в Белую Гавань, а его седые волосы отросли практически до лопаток. Сейчас его узнали бы разве, что сыновья и сам Станнис, с которым он времени провел больше, чем с каждым  из своих сыновей вместе взятым.
Сиворт уже давно потерял счет времени, поэтому не мог определить, сколько времени уже находиться в пути: Может 2 дня, а может и неделю. Но, время его похода подошло к концу. Давос приближался к стенам Винтерфелла, и, не успел толком ничего сказать, как я его уже схватили люди Станниса и без лишних вопросов отвели в замок. 
-Сын, Деван… - Хрипло произнес Давос, завидев свою родную кровь. Парень определенно шел куда-то с другой целью, но заметив отца,  он как будто потерял дар речи.
-Скажи его милости, что десница вернулся просит у него аудиенции - Сиворт прокашлялся, пытаясь освободиться от цепкой хватки солдат. Один из них понял, что схватил совсем не бродягу или какого-нибудь дезертира и кивнул другому. Солдаты ослабили хватку. Давосу стало заметно легче дышать, все же, после того, что ему пришлось пережить, любое дуновение ветра могло сбить его с ног.
В Винтерфелле Сиворт учуял легко различимый запах горящей человеческой плоти. У него не возникало сомнений: это проделки Мелисандры. Сколько раз  Давосу приходилось смотреть на мучения горящих заживо людей. Это тяжело, ведь многих, из сгоревших, он знал лично. Кто-то был совсем невинным человеком, кто-то плохим, но определенно, никто не заслуживал такой страшной участи. Но Сиворт ничто не посмел сказать против, ведь красная жрица творит все эти злодеяния с одобрения Станниса. Пожалуй, это единственное, в чем его милость не прав. Не стоило доверяться этой женщине, даже под предлогом помощи. Конечно, нельзя отрицать, что Красный Бог все же существует или, по крайней мере, дает какие-то чудесные способности своим последователям. Но ведь это определенно зло с точки зрения всей морали.
«Когда же все это безумие прекратиться?» размышлял Давос, рассматривая черный дым, поднимающийся в воздух. Его мысли прервал Деван, который сообщил, что Станнис Баратеон ждет своего верного десницу. Сиворт был слегка взволнован. Все же, неизвестно, каким за время его отсутствия стал король. Может, победа опьянила его, и он стал менее рассудительным, или наоборот, более вдумчивым и грубым. Но когда Давос встретился с ним с глазу на глаз, то сразу понял, что тот ни капли не изменился. Все тот же Станнис Баратеон, каким он был, таким и остался. Пожалуй, он самый необычный человек во всем Вестеросе. И самый достойный король.
-Меня не так-то просто убить, ваша милость - кивнул Давос, вероятно, на своеобразное приветствие Станниса. Тот, как всегда, не отличался лишней сентиментальностью.
-Что с Мандерли? Я надеюсь, вы привезли мне хорошие вести.- Твердым голосом спросил король. Давос ожидал этого вопроса. Он хорошо знал своего короля и тот всегда переходил сразу к делу.  Сиворт выдержал короткую паузу и вздохнул полной грудью. В зале было достаточно тепло, и десница почувствовал себя гораздо лучше.  Он начал потихоньку собираться с мыслями. Станнис, конечно, не любил долго ждать, но Давос виноват не был. Сразу, после длительного похода, отморозив себе практически все, что можно, так просто на серьезный вопрос не ответишь.
-Лорд Мандерли готов помочь нам… - начал Давос, попутное вспоминая все, ради чего, собственно, и спешил к Станнису – Готов помочь нам при условии, что мы добудем им наследника Винтерфелла. – Давос посмотрел на короля, который, судя по выражению лица, был не слишком доволен этим условием, и продолжил – Звучит, конечно, нереально, но есть вероятность, что Рикон Старк жив и здоров. Возможно, если мы сможем найти его, то получим контроль над всеми домами Севера. -

Отредактировано Davos Seaworth (2014-05-21 20:13:11)

+4

4

Король молча слушал доклад Десницы сверля того взглядом будто бы видел его впервые. Да, сиру Давосу пришлось нелегко, об этом говорил весь его внешний вид, от лохмотьев в которые тот кутался до седой бороды. При взгляде на его всклоченную посеребрённую шевелюру у Станниса промелькнула мысль о том, как же сильно они оба постарели с того момента, как проклятое провидение вынудило их вступить в борьбу за опустевший Трон его брата. Сколько еще жертв они принесут на пути к этой цели? Дойдут ли до конца или погибнут в этой глупой братоубийственной войне? Станнис Баратеон никогда не был особенно религиозным человеком- все встреченное на своем жизненном пути он подвергал тщательному анализу и пристальному рассмотрению. Однако то, что раз за разом судьба возвращала ему его Лукового Рыцаря нельзя было назвать иначе как происками высших сил.
"Мы не выбираем свою судьбу"- сказал он однажды, но сейчас в голове у него звучало совсем другое. Тихий, вкрадчивый шепот Красной Жрицы вызывающий одновременно приступ злости и постыдного, низменного желания. "Ты предашь все чем дорожил, все во что верил..."
Он уже предал веру, предал собственную семью, но принципы - твердость взглядов Станниса Баратеона была притчей во языцах. Но сможет ли самый справедливый человек Вестероса быть справедливым по отношению к самому себе?  По крайней мере, у него хватало смелости сомневаться в этом. Поэтому ему был необходим сир Давос по правую руку, его путеводная звезда, спасительная соломинка за которую держался Станнис, чтобы не потерять себя самого в круговерти грядущей Зимы.
Взгляд короля обращённый к рыцарю был суров, но где-то в глубине его, на самом дне темно-синего омута застыла безмолвная просьба которая никогда не будет сказана вслух и облегчение от того, что Луковый Рыцарь снова обманул смерть. Дослушав доклад, Станнис фыркнул и отвернулся. Вот значит как! Теперь он будет слушать разжиревшего Мандерли, следовать его инструкциям!? Он король, король по праву, а не нянька потерявшимся детям!
-При условиии...- медленно протянул Станнис,- это толстяк смеет ставить мне условия? И что же ты советуешь мне, лорд Десница? Броситься на поиски этого ребенка? А что потом? Мне не следует тереться о ноги Вимана Мандерли, чтобы его светлость согласилась следовать за мной?- в голосе Станнис с каждым словом все явственнее звучали нотки гнева. Его болезненная гордость в очередной раз получила пинок под зад и как побитая камнями дворняга, Станнис мог лишь бессильно скалиться, потому что как бы там ни было, а он действительно не видел иного выхода из сложившегося тупика. Он ни на грош не верил изъявлениям покорности северных лордов, но если бы у него в руках был Рикон Старк...
Король покривил губы и до слуха обоих Сивортов донесся тихий скрежет его зубов. Медленным движением он снял с головы венец, будто в первый раз разглядывая извивающиеся языки пламени.
-Что проку в этой железке, сир Давос, если в Семи Королевствах правит лишь право сильного?- тихо проговорил он, задумчиво разглядывая отблески огня в рубинах, - я могу нацепить хоть десять корон, но пока это не та корона что лежала на голове Роберта никто и не посмотрит в мою сторону. Все эти лорды и леди запрыгали передо мной лишь после того как я показал им свою силу, когда мой меч пустил кровь их врагам... они признают над собой лишь власть страха и я отправлю в Преисподнюю каждого, кто встанет на моем пути. Виман Мандерли преклонит колено, или его жирная туша будет болтаться над воротами Белой Гавани.- в негромком голосе короля была не только скрытая, непоколебимая сила, но и какая-то отрешенность. Накопившаяся усталость от всего происходящего. Он проглотит эту издевку и Виман Мандерли в один день ответит за свои слова. Еще один долг, который Станнис не забудет вернуть.
-Деван, прикажи подать горячей еды...и найди кого-нибудь кто осмотрит сира Давоса.- сказал король вполоборота повернувшись к оруженосцу. Каким бы черствым не был Станнис Баратеон, он не желал чтобы его верный рыцарь умер от какой-нибудь хвори только вернувшись.
- Я хочу услышать твое мнение, сир Давос. Должен ли я лебезить перед каким-то разбухшим тритоном? Сделать Хранителем Севера Старка, после восстания Робба? Ты считаешь это приемлемым, уверен, что Север опять не станет гнездом мятежа? -наконец спросил Станнис, поднимая глаза на Давоса. Тон короля звучал так, будто бы он обвинял стоявшего напротив человека.  Он не мог сам принять это решение. Его честь и гордость не позволят ему принять условия Мандерли, хоть это было единственным выходом, поэтому Станнис Баратеон нуждался в том, чтобы его советники загнали его в угол и заставили это сделать. Такова цена чести.  Нед Старк признал его королем, а его сын поднял восстание. Он спас Джона Сноу на Стене, а тот швырнул ему в лицо предложенный трон. Стоит ли Рикон усилий потраченных на его поиски и так ли велик шанс его найти? Болтоны еще не разбиты окончательно, Ланнистеры и Тиреллы тоже не будут сидеть сложа руки, а с Севера на них движется куда более страшная угроза. Дыхание Зимы ощущается все сильнее, все явственнее и от этого стихийно начавшегося совета зависело куда больше, чем могло казаться на первый взгляд - не только судьба ребенка или короны, но быть может судьба всего Вестероса.

Отредактировано Stannis Baratheon (2014-05-20 23:43:45)

+5

5

Он и не надеялся, что Станнис вот так вот просто согласится на условие Мандерли. Действительно, если бы он просто послушал, молча кивнул, сказал «хорошо», то Давос сразу бы понял, что вместо Станниса Баратеона стоит самозванец. Ни у одного безликого в мире не получится притвориться Станнисом так, чтобы его десница не заметил подмены.
Пожалуй, Сиворт и Мелисандра единственные, кто мог оказывать на короля хотя бы какое-то влияние. Жрица правда, оказывала плохое. Кто знает, кем бы стал Станнис Баратеон, если бы Давос его постоянно не сдерживал от поспешных решений. Благо, пока Давоса не было, король не успел сильно измениться. Он все еще был тем, за кем Сиворт поклялся следовать. Это хорошо, ведь он еще не отрекся от своих убеждений. Хороший король тот, кто прислушивается к советникам, но всегда стоит на своем. В Королевской Гавани об этом давно позабыли. Конечно, Давос обязан Станнису не меньше, чем король обязан своему деснице. Но есть и еще одна причина, по которой Сиворт убежден в том, что Станнис настоящий король: он нужен Вестеросу. Именно такой король, который покончит со всеми интригами, похотью и развратом, царящими  в стенах Красного Замка. Конечно, знать сначала будет относиться к нему с опаской, но ведь простой народ его сможет полюбить. Достаточно будет выставить на пике головы всех бастардов, интриганов, когда-то стоявших у власти и короля полюбят. А что насчет веры... к ней привыкнут, если жить станет лучше. Люди ко всему привыкают.
-Я считаю, что нам следует найти этого мальчишку - вдохнул Давос и посмотрел в глаза короля. – Простите за откровенность, Ваша Милость, но в этот раз придется отбросить гордыню и мыслить объективно. – Сиворт высказался достаточно резко, возможно, Станнису  не понравилось, но десница мог себе это позволить, терять ему все равно больше нечего, а голова Сиворта неизвестно кому нужнее.
-Сейчас, когда мы отвоевали Винтерфелл, мы не больше тех, кто им владел до этого. – Давос прокашлялся в кулак и вспомнил высказывание извозчика – Разумеется, в глазах простолюдинов и лордов Севера. Им незачем нам присягать, потому что  только Старк имеет право владеть Винтерфеллом. – Десница сделал небольшую паузу, когда Станнис попросил Девана принести деснице горячий обед и доктора. Давос кивнул. Это действительно бы сейчас не помешало. Особенно, после такого длительного путешествия. Да и в животе  уже заурчало. Плотный обед бы придал Сиворту сил.
- Я хочу услышать твое мнение, сир Давос. Должен ли я лебезить перед каким-то разбухшим тритоном? Сделать Хранителем Севера Старка, после восстания Робба? Ты считаешь это приемлемым, уверен, что Север опять не станет гнездом мятежа?
Станнис произнес это достаточно грозным голосом, как будто обвиняя Давоса. Но десница знал, что король спрашивает на полном серьезе, без каких либо злобных мотивов или сарказма. Ему он несвойственен.  Давос собрался с  силами и готовился ответить на вопросы, которые, возможно, раз и навсегда могут решить судьбу севера.
-Да, мы должны выполнить это условие. Хранителем Севера должен быть Старк. Вспомните, Ваша Милость, Робб выступил не против вас, а против бастарда, сидящего на Железном Троне. Конечно, он вышел из состава Семи Королевств, ваших по праву, но он  всего лишь мальчишка, который был ослеплен жаждой мести.  Я уверен, что покойной Эддард Старк хотел бы, чтобы Робб присоединился к вам. И я думаю, если мы найдем Рикона Старка, то  глазах всех лордов Севера мы поднимемся и все будут лояльны именно нам - Давос закончил как раз таки тогда, когда Деван подал горячую еду. Давос поблагодарил своего сына и отпил немного вина, чтобы промочить горло и немного согреться. Кисловатое вино сейчас казалось Давосу нектаром богов.
-Вам  нужно доказать, что вы законный король. Пора действовать не только силой… - Давос взглянул на потолок, как будто стеснялся смотреть Станнису в глаза, но на самом деле он просто вспомнил свою прошлую жизнь. Блошиный Конец, время,когда был контрабандистом…
-Я хочу сказать вам откровенно, как бывший простолюдин. Народ устал от войны, от бесконечных потерь родных и близких. Сейчас люди пойдут за тем, кто в их глазах поднимется, как истинный король, освободивший их от войны. Только вы, ваша милость, способны сейчас сделать это, никто иной, только вы. - Будь у Давоса пальцы, он скрестил бы их. После такой речи, сказанной в лицо Станнису, даже Сиворта могла ждать плаха. Но он уже достаточно натерпелся, ему самому надоела бесконечная война, пора наконец-то покончить с ней. Одним резким и стремительным ударом.

Отредактировано Davos Seaworth (2014-05-26 16:50:04)

+3

6

Станнис не перебивал Сиворта. Подобный высеченной из камня горгулье, он стоял не шевелясь и лишь темно-синие море в его глазах темнело с каждым сказанным словом. Давос как обычно был честен. Оскорбительно, унизительно прямодушен...и верен. Станнис знал это, понимал, что единственный человек которому он может доверять в то же время всегда будет напоминанием ему о собственных проступках и слабостях. Что бы сделали его братья, окажись они на его месте? Дурак Ренли разослал бы гонцов во все концы и пообещал бы осыпать золотом того, кто притащит ему этого мальчишку. А Роберт... Роберт бы наплевал на все эту чепуху. Он бы выступил на Дредфорт и уже к концу недели выставил голову Русе Болтона над его воротами,  а дальше его бы ждала Королевская Гавань. Он бы справился и с теми жалкими силами, что сейчас были в распоряжении короля, не полагался бы на Джастина Масси и не зависел бы от прихотей судьбы. Станнис медленно опустил непривыкшую ни перед кем склоняться голову. Он не был Робертом. И никогда им не станет. Как бы ни хотелось этого окружающим. Забавно... Роберта Баратеона уже два года нет на этом свете, но Станнис до сих пор продолжает жить в тени старшего брата. Его призрак всегда рядом, каждую минуту он выглядывает у него из-за плеча и заявляет - "Я бы справился лучше". Странно, ведь о младшем брате лорд Драконьего Камня не вспоминает и вовсе, хотя поводов для этого куда больше.
-Кому какое дело чего хотел бы Нед Старк? Он мертвец, сир Давос, у мертвецов в этом мире нет никаких прав. Они лишь имена в летописи деяний тех, кто еще жив.- медленно проговорил Станнис, будто бы стараясь убедить самого себя, а не собеседника. Исполнительный Деван протиснулся в комнату и поставил на стол перед сиром Давосом небольшой поднос с ужином. Не роскошным, но горячим и сытным. Станнис кивнул оруженосцу и повернулся к карте, чтобы не смущать смотревшего на еду волчьим взглядом рыцаря.
- Лояльность Северных лордов...мой брат встречал шлюх более постоянных, чем эти твои лорды,- тонкие пальцы Баратеона взяли со стола одну фигурку всадника. Станнис покосился на своего Десницу, потом на деревянного солдатика и нахмурился, -однажды я уже простил измену и ты помнишь чем всё это обернулось. Разве не ты говорил мне, что раньше я карал более достойных людей за куда более скромные проступки? А теперь ты хочешь чтобы я лебезил не только перед Мандерли, но и перед изменниками, которым вместо места за моим столом положено место на кострах моей жрицы? - Станнис обернулся и темное море в его глазах заволновалось, охваченное гневным штормом. Странным и оттого особенно грозным казался этот взгляд на его сумрачном и лишенном эмоций лице. Пожалуй, Вестерос никогда еще не видел такого короля. Короля, которому куда больше бы подошла роль Королевского Правосудия, нежели монарха на Железном Троне. Но как не раз говорил сам Станнис : "Мы не выбираем свою судьбу". И именно об этом забыл сир Давос, обронив свою неосторожную фразу. Мир Станниса был четко разделен на две половины, и человек не способный следовать велению своего долга в его глазах был недостоин существования как такового.
-Доказать? Я должен доказать им, что я истинный король!? Еще одно слово, сир Давос и я обвиню тебя в измене! - рявкнул Станнис и вместе с этим кажется, лопнула обволакивающая тишина зала, давящая на сознание и парализующее какой-то особенной, зимней тоской.
-Железный Трон мой по праву, только мой и доказывать что-либо тут бессмысленно. Всякий кто отрицает это - мой враг! Один раз  я уже прислушался к твоему совету, и мои корабли пожрало пламя, которое Она смогла бы обуздать. Теперь ты хочешь выставить меня дураком? Шутом, на потеху скопищу предателей!- упреки  Станниса вкупе с гневным взглядом и рукой, до побелевших костяшек сжавшей увенчанную рубином рукоять висевшего на поясе меча заставили бы дрогнуть любого, но только не треклятого Лукового Рыцаря. Нет, сир Давос слишком хорошо знал своего сюзерена и цену его словам, он знал, что победил еще в тот момент, когда Станнис только открыл рот чтобы разразиться своей гневной тирадой. Потому что Сиворт не хуже короля понимал цену чести и пусть на шее у него больше не висел мешочек с отрубленными фалангами ему достаточно всего лишь посмотреть на свою руку, чтобы помнить об уплаченной цене. По-другому не могло быть и двое мужчин знали это, знали, но упорно продолжали играть в игру, до последнего отрицая очевидное.
Король отвернулся и прикрыл глаза, будто пытаясь уйти в себя и найти там какой-то другой выход. Вся его фигура буквально искрилась от напряженности - от прямой как копье спины, до широких плечей, на которых будто бы лежала невыносимая по тяжести ноша. Наконец в этой затянувшийся тишине раздался голос. Негромкий и хриплый голос неимоверно уставшего в одиночку сражаться с целыми миром человека.
-Сколько бы лордов и солдат не было в моей армии... на моей стороне всегда сражается лишь один рыцарь...-лицо законного короля было повернуто к Сиворту вполоборота и потому, быть может, лорд Дождливого Леса не разглядел ни печального взгляда синих глаз обращенных к карте ни тени улыбки в уголках жестких и непривыкших к ней губ, -Иной побери тебя и твою "горькую правду", сир Давос. Пусть будет так.
Рыцарь в руке Станниса с тихим стуком опустился на свое место. Твердо и уверенно, будто ставя точку в этом разговоре. Под деревянной фигуркой можно было прочитать часть названия и ничего удивительного не было в этих двух словах. Белая Гавань. Владение дома Мандерли.
-Ты ведь не забыл, что у горькой правды два острия, лорд Десница? Найди мне этого мальчишку, сир Давос. И я стану королем изменников и мятежников.

Отредактировано Stannis Baratheon (2014-05-27 16:18:56)

+3

7

Станнис Баратеон потом и кровью завоевал Винтерфелл, и теперь каждый день в небо подымается, смешиваясь с мокрым снегом, чёрный пепел. Языки пламени жадно тянутся к своей жертве, которая, задыхаясь в нечеловеческом крике, вновь сгорает на костре в угоду Владыке Света. Смерть от огня - это чистая смерть, вторит красная жрица, а огонь распаляется ещё сильнее, выбрасывая в небо сноп искр. Так будет с каждым изменником.
Мелисандра снова и снова вглядывается в огонь, пытаясь увидеть там видения будущего, и Р'глор приоткрывает ей завесу - младший Старк жив, она видела. Но есть и то, что заставляет жрицу волноваться и полностью сбивает Мелисандру с толку - слишком часто в её видениях стал появляться Джон Сноу... и смерть. Она ощущает её холодное дыхание даже через жаркое пламя, нечёткие видения обрывками сменяют друг друга, но одно ясно точно - смерть витает в воздухе, окутывая всех. Неужели Долгая Ночь настолько близка? Да защитит нас Владыка, ибо ночь темна и полна ужасов...


От квестоплета: В квесте меняется очередность. В игру вступает Melisandre. Очередность становится следующей: Станнис, Мелисандра, Давос.
Мелисандра приходит к королю, чтобы рассказать о своих видениях, в которых она узнала о том, что Рикон действительно жив. Посвещать Станниса во все подробности она не будет, но в конце разговора напомнит королю об опасности, нарастающей силе врага, а также близости того часа, когда Азор Ахай должен будет выполнить свою миссию.

0

8

Мелисандра пела. Слова на асшайском языке, таком чужом здесь, среди снега и холода, растворялись в жаре, расходившемся от огромного костра, разожженного посреди замкового двора. Мелисандра пела и, пожалуй, только ей сейчас было так же тепло, как и когда-то на берегу далекого Яшмового моря. Огонь Владыки, горящий в ее сердце, согревал жрицу лучше южного солнца. К охваченному пламенем старику, который все еще продолжал вопить, заглушая негромкие напевы красной жрицы, тот же огонь, похоже, был гораздо менее милостив. Остальным присутствующим было холодно и неуютно. Винтерфелл располагал к этому. Замок будто бы был лишен цвета. Только черные стены и белый снег. Если бы не алым цветком распустившийся во дворе костер, Винтерфелл можно было бы принять за старую гравюру. Впрочем, даже в этом случае, Мелисандра сказала бы, что художник, нарисовавший древний северный замок, не любил это место. Возможно, винить в этом следовало болтонского бастарда, Рамси. Мальчишка явно понятия не имел, что сожжение чего бы то ни было – тоже своего рода искусство. Зато красная жрица знала толк в огне, и Арнольф Карстарк имел возможность почувствовать это на собственной шкуре. Старик захлебывался собственным криком. А Мелисандра продолжала петь свои молитвы, размышляя о том, предстанет ли его душа этого предателя пред очами Владыки Света. Огонь очищает, это истина, но горящий старик вызывал у жрицы только презрение, граничившее с брезгливостью. Она не была уверена, что этот человек заслуживал чистой смерти и почти досадовала на то, что он попадет в чертоги Владыки.
Человек в костре тем временем перестал разрушать покой этого утра своими криками и Больше он не мешал красной жрице петь. Мелисандра не прервала свою молитву, даже заметив пробирающегося к ней Девана. Женщина только подошла поближе и слегка понизила голос, выслушивая приказ короля. Станнис выбрал хорошее время. Священное пламя этой ночью наконец-то щедро одарило ее видениями, жаль только, что лишь одно из них можно было считать хорошей новостью. Впрочем, даже это было сомнительно.
Сегодняшнюю ночь, как и многие предыдущие, Мелисандра провела в бдении у огня. С того самого дня, как они покинули Стену, в пламени она раз за разом видела только снег и Джона Сноу, нового Лорда-Командующего Ночного Дозора. Снег, Сноу и смерть. Мелисандра уже почти привыкла к видениям смерти. Красной жрице не был страшен промозглый ветер, но от ее ледяного дыхания женщина не могла укрыться даже за пламенем. Она тянула свои холодные руки почти ко всем, кого Мелисандра видела в огне, и к ней самой тоже. Зато мальчик, который мог быть только братом Джона Сноу, ибо Мелисандра чувствовала их родство, каким-то чудом избежал гибели. Увидев его в огне, Мелисандра было подумала, что Владыка показывает ей прошлое, или несбыточное, но почти сразу поняла, что ошиблась. Виденное ею могло быть только правдой. Давно ее видения не были столь четкими и однозначными -  мальчик, самый младший из сыновей Эддарда Старка жив. Станнису следует знать об этом, и желательно побыстрее. Но красная жрица не поддалась промелькнувшему желанию завершить ритуал быстрее и продолжила петь. Даже если ее прежние расчеты оказались неверны, и их время действительно было на исходе, на минуты счет все еще не шел. К счастью.
Изголодавшееся пламя продолжало пожирать плоть отданного ему человека, узнать которого было уже невозможно. Мелисандра допела свою молитву до конца, и отправилась исполнять свой долг, оставив огонь довершать его дело.
***
В главном зале было так же мрачно, как и в остальном замке. Если хоть кому-нибудь из Старков доведется вернуться домой, их, верно, ждет разочарование. Впрочем, вряд ли ее должно это беспокоить. У Мелисандры были дела поважнее, чем сочувствие незнакомым потерявшимся детям. Красная жрица промедлила в дверях ровно столько, чтобы позволить королю завершить свою речь, после чего шурша шелками подошла к столу, бросила беглый взгляд на карту и осведомилась со спокойствием, которого она уже очень давно по-настоящему не испытывала.
- Мой король желал меня видеть?
После чего обратилась к Луковому рыцарю, чье возвращение не укрылось от ее глаз
- Сир Давос. Надеюсь, долгая дорога не слишком вас утомила.
Она могла бы почти искренне заявить, что рада видеть рыцаря, но Станнис ценил людей не за пустые упражнения в изящной словесности. Самой Мелисандре тоже было не до шуток. Разговор, который разорвала своим появлением красная жрица, очевидно был серьезным и не слишком приятным, как, впрочем, и все беседы в Винтерфелле, да и вообще все разговоры в последнее время, но жрица, тем не менее, пожалела, что пропустила значительную его часть. Представшая перед ней мизансцена, позволяла понять, что новости, привезенные Давосом Сивортом были весьма неоднозначны, но не более того. Жрица вспомнила оставленный во дворе костер, и решила, что это, быть может не так и плохо. Карстарки первыми однозначно заявили о своей лояльности королю. Несколько минут назад глава их дома разрывал утреннюю тишину своими криками, сгорая заживо. Мандерли, видимо, был  умнее. По крайней мере Мелисандре почему-то хотелось в это верить. Красная жрица снова перевела взгляд на короля.
- Я надеюсь, что не помешала вашему разговору. Сегодня мне многое открылось в пламени, ваша милость. Кое-что может показаться Вам интересным. Остальное, пожалуй, тревожным.

Отредактировано Melisandre (2014-05-28 09:17:09)

+3

9

Только два человека могли высказать Станнису все в прямую: Давос Сиворт и будущий мертвец. Даже Красная Женщина всегда играет с ним, говорит приятные ему слова, кормит обещаниями и все же, Станнис Баратеон потерял бы своё я, если бы не поддержка со стороны Давоса. Это вечное противоборство между жаждой могущества и здравым смыслом.  Но Луковый Рыцарь никогда не расхваливал себя, он всегда был скромен абсолютно во всем: в быту, в речи, в одежде. Кем бы он сейчас не был, в душе он останется все тем же простолюдином – контрабандистом, который знает, что каждое лишнее слово может стоить ему головы.
Сейчас же, он слушал своего короля с абсолютным спокойствием, не вздрогнул даже после прямых угроз. Другой бы уже упал на колени перед Станнисом, моля о пощаде.  Король, скорее всего, тут же казнил такого человека. Давос знал, что Станнис презирает слабость, бесчестие. Он тот человек, который никогда не сдаться, даже если ему придется два месяца питаться супом из книг.
Луковый рыцарь действительно чувствовал свою небольшую победу. Ему всегда удавалось убедить короля и направить его в нужное русло. Но в отличие от многих десниц, он думал не о себе, он искренне хотел помочь Станнису завоевать железный трон. Даже если после этого он снова станет контрабандистом или простым пахарем, ему будет тепло на душе, ведь в Вестерос наконец-то вернется справедливость. Вероятно, в мире наступит новая эпоха, кто знает…
-Я найду для вас Рикона Старка, ваша милость, даже если мне придется обойти весь мир дважды - Давос произнес это твердо и уверенно, как будто он уже нашел наследника Винтерфелла. И это, в какой-то степени, правда. Давос догадывается, где можно найти младшего Старка и начнет поиски именно оттуда.  Шансов, конечно, не слишком много, но Давос никогда просто так не раскидывается обещаниями, и если он дал слово, то обязательно его выполнит.
Внезапно, Давос Сиворт почувствовал дрожь в спине, как будто дунул сильный ветер и холод пронзил его. У лукового рыцаря такая реакция только на одного человека… Мелисандра появилась внезапно, впрочем, как это бывает обычно. На её, по мнению Давоса, фальшивую заботу о том, как она рада его видеть, он ответил слабым кивком. Возможно, она была искренна, ведь когда-то она заявила Давосу, что ему еще нужно выполнить свою роль. Какая это роль была, ему пока не ведома. Хотя, в глубине души он надеялся, что не быть сожженном на костре, как некоторые бедняги, которых красная жрица сжигает чуть ли не каждый день. Возможно, ему стоило её убить, даже если потом он лишился своей жизни. Но скольких бы он людей спас. Совершил бы он зло или наоборот добро? Это уже вопрос морали.
-Возможно, мне стоит уйти, ваша милость?- как можно вежливее произнес Давос, хотя, в глубине души он просто не хотел слушать все проповеди, которые Мелисандра каким-то образом видит в пламени. Дорога к Станнису была слишком долгая и утомительная, и он рассказал то, ради чего собственно и проделал такой огромный путь. Даже Давоса Сиворту иногда хочется от всего отдохнуть, причем, ему скоро нужно собираться в новое путешествие, дабы найти Рикона Старка. Возможно, именно этот путь окажется для него последним. А может быть и нет. Смерть любит играть в особую игру с Луковым Рыцарем. И Давос не до конца был уверен, кто же постоянно выходил победителем.  Но если все же он сам, то Сиворта уверенно можно назвать везунчиком. Хотя, и это достаточно спорно.

офф

Длительный перерыв в постописании не идет на пользу, простите за этот бред, я потом разогреюсь)

Отредактировано Davos Seaworth (2014-06-12 17:52:39)

+1


Вы здесь » GAME OF THRONES: The Winds of Winter » ALL MAN MUST DIE » #2.1 Север, Винтерфелл


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC